четверг, 31 октября 2013 г.

О причудах плановой экономики

         Была в СССР поговорка «План- это закон»… Времен, когда за невыполнение плана сажали и расстреливали автор, начавший трудовую биографию в семидесятые, не застал. А в семидесятые караул уже устал…
          Упоминаемый мною в статье «В который уж раз про экономические реформы» нобелевский лауреат Фридрих Хайек создал теорию неполноты информации, согласно выводам из которой централизованно управляемая экономика априори менее эффективна, чем рыночная.
          Планирование осуществлялось на разных уровнях. На высшем им занимался Госплан СССР, сидевший в здании на проспекте Маркса, ныне Охотном ряду, где сейчас Госдума заседает.
           На низшем, например, плановый отдел конструкторского бюро, где автор до конца инженерной карьеры в 1990 году трудился на разных должностях вплоть до начальника сектора. Работа планового отдела заключалась в том, чтобы абсолютно спонтанно, волюнтаристски, взять да и вписать в план руководимого сектора какую-либо новую позицию, не считаясь с воплями автора «Да вы чо, а..уели?...»
          Работать продолжали, как работали, не переламываясь, в итоге какие-то пункты плана выполняли, какие-то не выполняли, автор писал отчет о выполнении плана на 120%, а мог на 300 или на 1200. Это делалось очень просто, путем несложных манипуляций цифрами. Но выполнять план на 1200% было нельзя, а на 120 можно.
          На верхнем уровне планировали, сколько чугуна и стали должна выплавить вся страна, сколько электроэнергии выработать… Цифры эти публиковались в центральных газетах.
          Еще планировались сроки поставки. Например, срок поставки корпуса ядерного реактора на атомную электростанцию. Завод принимал встречный план поставить его на год раньше…
          Встречный план… Фильм старый, советский так и назывался, «Встречный»… И «Песня о встречном» в том фильме со словами «Кудрявая, что ж ты не рада веселому пенью гудка?» Никаких иных радостей кудрявым окромя гудков советская власть, видимо, не предлагала…
         В более позднем советском фильме «Сталевары» герой грустит: «И все же жаль, что я давно гудка не слышал заводского…»
         Далее. В итоге сначала завод не выполнял, как встречный, так и первоначальный план, его корректировали, завод принимал новый встречный план опять поставить корпус на АЭС на год раньше теперь уже нового плана, и действительно изготавливал этот корпус, вывозил его из цеха…
          Сюжет вывоза корпуса из цеха показывали в программе Время» со словами «Принимай, Родина, трудовой подарок…». Благо, еще и шестидесятилетие советской власти на носу… После чего выяснялось, что специально спроектированная железнодорожная платформа может вписываться в повороты с радиусом не менее 150 метров, а на заводе эти радиусы куда меньше.
          Корпус загоняли обратно в цех, железнодорожники с привлечением инженерно-технических работников завода перекладывали пути… И тут приходило письмо, а может телефонограмма с АЭС: «А не могли бы вы этот корпус пока не отгружать, ибо шахта, куда его надо установить, пока не смонтирована, а ангар для хранения планом не предусмотрен…»
         Анекдот эпохи. Жена спрашивает мужа, что такое встречный план. Ну, это, когда ты мне говоришь: а давай сегодня три раза, я отвечаю: нет, давай четыре. Но мы же оба знаем, что я больше одного раза в неделю не могу…
         Не раз писал, например в статье «Про жизнь хорошую, которая не будет никогда», про купленный за валюту, провалявшийся несколько лет на заводском дворе, раскуроченный аборигенами и в итоге заржавевший станок с ЧПУ.
         У чиновника из министерства был план расходования валюты на закупку импортного оборудования. План- это закон. В полном соответствии с теорией Хайека о неполноте информации он на запланированную валюту закупал для какого-то завода какой-то станок. Не сильно парясь по поводу, нужен ли этот станок заводу вообще…
         В конце двадцатого- начале двадцать первого века знал с десяток примерно фирм Санкт-Петербурга, занимавшихся таким забавным бизнесом, как скупка неликвидов редукторов общепромышленного назначения с последующей промывкой, заменой смазки, окраской корпуса и заменой таблички с наименованием предприятия изготовителя и года выпуска.
        Предложение таковых неликвидов, изготовленных в семидесятые- восьмидесятые годы двадцатого века, было огромно. Лишь в конце первого десятилетия нового тысячелетия, поток несколько пошел на убыль.
         А ведь изготовлены эти редукторы были согласно плану. И десятилетия провалялись на складах…
         И в области товаров для населения причуд планирования было немало. Каким образом, кому приходило в голову планировать поставки лыж в магазины Туркмении, а пляжных принадлежностей Чукотского АО?..
         Писал в одной из статей о дефиците изделий №2, в просторечии го#донов  в аптеках Ленинграда…
«В Ленинград пришел состав с красными вагонами,
Будут девки разгружать ящики с го#донами…»
и
«На горе стоит машина, та машина без колес,
Всю резину растащила на го#доны молодежь…»
         Слышал от других людей о полном отсутствии указанных изделий в их населенных пунктах в прежние годы. И тут же житель маленького городка пишет, что в их аптеке оные никогда не переводились. Что это, как ни одна из причуд плановой экономики?.. Все выпущенные гондоны свезти в один маленький городок…
          И теперь не о планах, а об отчетах об их выполнении. Или советской статистике. О возможности выполнения плана путем несложных цифровых манипуляций на любое число процентов автор знал на личном опыте и регулярно составлял таким образом отчеты.
          Абсолютно достоверно знал случаи, когда одно и то же изделие сдавалось два раза. Сдавали, вывозили за ворота, потом возвращали назад, меняли бирку с заводским номером и сдавали повторно. И это вам не узбекский хлопок, это вполне промышленный Ленинград…
         Что-то подсказывает, так работала вся страна…
         И. Оставляю на совести историка и писателя Андрея Буровского следующую цитату о войне: «Тень и приписки пронизывали всю историю СССР. Один неглупый британский журналист подсчитал, что если принимать всерьез все сводки Совинформбюро за время Второй мировой войны, то потери нацистов на фронте составили не меньше 3 миллиардов человек. И этот бред тиражировали на всю страну вполне официально, замечательным голосом Левитана.»
          Так вот ты какая, плановая экономика…
Другие статьи о политике и экономике

Комментариев нет:

Отправить комментарий