воскресенье, 23 февраля 2014 г.

К дню защитника отечества

           23 февраля все, ограниченное одной девятой частью земной суши прогрессивное человечество празднует День защитника отечества или как его там…
       Много легенд о возникновении этого праздника… То ли Ленин какой-то указ в этот день подписал, то ли Троцкий (разумеется это более поздняя легенда, в советские времена никто Троцкого в связи с Красной армией не поминал) на фронт приехал… То ли доблестные красные бойцы остановили наступление немецких войск под Псковом и Нарвой…
      Предыстория… Вообще-то в это время в Брест-Литовске шли переговоры между германским военным командованием и большевиками об условиях выхода России из войны. Чтобы дать немцам возможность перебросить дивизии на западный фронт, где уже разворачивались вступившие в войну американцы.
     И основным требованием немцев было: Блин, отдайте, что обещали!!! Деньги дадены?.. Бронированный вагон предоставлен?.. Выполняйте, па#лы, свои обязательства!!!
      В Европе, может быть с времен еще Карла Великого, привыкли доверять евреям. Все королевские дворы, а также герцогские, графские и баронские финансировались еврейскими банкирами. И не было проблем. Эти же русские евреи оказались какими-то неправильными. Получив бабло на свой переворот, они затем занялись откровенным кидаловом. Т.е., ни мира, ни войны, да и нет не говорить…
      Ведший переговоры от большевиков Л.Д.Троцкий на переговорах, в основном, предпочитал беседовать на отвлеченные философские темы. Устав от которых, руководитель немецкой делегации генерал Гофман снимал с ноги сапог и ставил его на стол перед Троцким…
      А наступление немецких войск было. Без единого выстрела и весьма ограниченным контингентом. Завидев которые, именуемые красногвардейцами (до Красной армии была красная гвардия) люмпены под командованием главкома Крыленко бросились наутек.
      Конкретно 23 февраля состоялось только одно событие: немцы прислали письмо с условиями мира. Отдать Польшу, Прибалтику, часть Белоруссии, туркам города Карс, Батум и Ардиган, вывести войска из Украины и Финляндии, демобилизовать армию (старую еще, царскую, которой уже и не было), уплатить 6 миллиардов марок контрибуции, вернуть два миллиона военнопленных…
     И шнелль, шнелль!!!...
     Вот вроде и все…
                                                             ***
       Мои же отношения с советской армией начались где-то в классе девятом, а может десятом, уже и не помню. Когда приписное свидетельство выдали.
      Потом учеба, завод-втуз при ЛМЗ (сейчас называется Петербургский машиностроительный институт), отделение при Ижорском заводе, специальность «Ядерные энергетические установки», военная кафедра с танкистской военной специальностью, пара танков Т-54 в ангаре рядом с институтом, беготня с калашом по холмам в районе Ржевка- Пороховые…
       Особо ярких событий во время учебы на военной кафедре вроде, как и не было, если не считать сессию на пятом курсе…
        Январь 1976-го, 25-й съезд КПСС, «Вовочка, ты какого зверя боишься, волка или тигра? Я капээсэс боюсь… А почему? А все говорят: съест капээсэс, съест капээсэс…»
         Сдав четыре из пяти экзаменов на оценку «отлично», экзамен по военной подготовке благополучно завалил… Пересдав его потом на трояк… Причина?.. Да ник у меня вроде сам за себя говорит…
                                                                  ***
       Немного более разнообразные события происходили летом 1977, когда защитив диплом, мужская часть выпуска отправилась для прохождения военных сборов в п.Ромашки Приозерского района, рядом с п.Саперное, ехать от ж.д. станции Громово.
       Лето… Замечу, теплое… Вуокса…
       А тока фига тебе, золотая рыбка, сильно не забалуешь…
       В армиях, строящихся не на контракте, а на призыве главное дело вновь прибывший контингент резко за#### ,ну, в общем, утомить физически и опустить морально…
       «Сегодня будем грузить люмень… -Товарищ прапорщик, не люмень, а алюминий… -
-Выйти из строя. Ты кем был на гражданке? – Филолог… -Так вот, Филонов. Там ты был Филонов, а здесь ты г##но…» Вот это и есть главное в советской армии, в российской не был, но, полагаю, отличий немного- дать понять человеку, что здесь он г##но.
         Любимое развлечение товарищей в погонах, не давать контингенту спать. Перед отбоем все пришивают чистые белые подворотнички, утром на свежесть и белизну прапорщик Жуков проверит…
       Стоим как-то, построившись в шеренгу, прапор, как водится выёживается перед строем. К нему примерно пятилетняя дочка с каким-то вопросом подбегает, он ей: «Давай, давай, 3,14##уй к маме…». Не сочиняю…
       Да-а-а… «Папа, пусть слоники побегают… Ну, что ты, доченька, слоники устали… Нет, пусть побегают… Ладно… Взвод, надеть противогазы…»
       Ромашки-77. Слева направо: Андрюха Жук, я, Мишка Балясин, Славка Логинов, Витька Деревянко...
       О подворотничках. Подшили, легли спать. Через десять минут подъем, кросс 1км по пыльной дороге… И чтоб утром у всех чистые подворотнички… Еще кросс по той же самой дороге после бани. Чтобы служба медом не казалась…
       Днем, чтобы не дать курсантам (а на время двухмесячных сборов все экс-студенты получили погоняло курсант, окромя тех, кто ранее служил и имел уже какие-то лычки, а также назначенных из студенческой среды замкомвзводов, которым дали по две лычки) к какой-нибудь поверхности прислониться, их надо в две- три шеренги построить и перед строем какую-нибудь хрень нести.
        Например, если рота (сто двадцать человек с двух факультетов, разбиты на четыре взвода) находится в казарме объяснять перед строем устройство, например, табуретки. Или форточки. Лишь бы не дать спать. Правда где-то на третий день все научились спать прямо в строю, причем не только на построении, но и на марше…
       Проявилась у меня еще и мерзкая черта характера. Неприятностей по жизни потом немало доставлявшая. Когда из строя надо выбрать кого-нибудь, чтобы припахать на работу, потенциальный работодатель сканирует строй взглядом. И. Абсолютно достоверно. Назначает того, кто не опустил глаза. Вот этого я делать и не умел. Щас не знаю, давно в строю не стоял…
        Далее отдельные сюжетики:
        Марш-бросок километров на пять-шесть, не знаю, не мерил… Лейтенант Бабурин, наш ровесник, а то и помладше, в военных училищах меньше лет учатся бежит только с кобурой на ж### и выёживется: я вам салагам покажу, как надо марш-броски бегать… Мы с автоматами за цевье, через плечо скатка шинели, куда ОВЗК подвешен уже не помню, противогаз, фляга, саперная лопатка…
          Лейтенанты только не знают, им в военных училищах не рассказывают, на гражданке некоторые люди спортом занимаются. Мы с другом бегуны на средние дистанции. Бежим рядом с лейтенантом, остальные отстали. За километр до ворот воинской части: товарищ лейтенант, а можно мы чуть побыстрее?..
          Другой лейтенант, из технарей, с легким налетом интеллекта во внешности, объясняет устройство танкоремонтной мастерской. Поручили ему занятие с курсантами провести… Песня была со словами: «Йогурты, йогурты, йогурты- ##ёгурты…» Лейтенант примерно также: «мЕтчики- .уЕтчики г-азные, к-г-утится, б###ь, шу-г-шит…»
         Товарищ майор объясняет правила поездок в танке. Категорически (!!!) запрещается ездить в танке без шлемофона. Через пятнадцать минут команда: по машинам. Мы без шлемофонов, слегка недоумеваем… «##############!!!!!!, я кому сказал!!! По машинам!!!»
         Выезд на ночные учения на ГТТ (гусеничный танковый тягач). Кузов рассчитан на 12 человек, в него запихивают 29 курсантов. С автоматами. Сидим на коленях друг у друга. Кто-то сидит на полу в проходе. Приезжаем в пункт назначения. Майор (ехавший рядом с водителем) командует: «Всем спать, из машины не выходить».
         У кого-то следует первый нервный смешок. За ним второй… Потом начинают смеяться все. Из глаз льются слезы… Массовая истерика… Майор, поорав минут десять: «Прекратить смех», что вызывало смех еще больший, говорит: «А ну вас на ###» и уходит спать в лес. После чего выползаем из ГТТ и разбредаемся по лесу, постепенно успокаиваясь…
         Опять же ночные учения, на сей раз на танках. Я назначен командиром взвода, командиры других танков, а также наводчики и заряжающие свои братья курсанты, механики-водители солдатики из полка. Доверять штатским долбо##ам водить технику по пересеченке никто не отважится. Хотя по танкодрому мы водили.
        Т.е., нас, экс-студентов, девять человек, на танках мы должны выдвинуться колонной по лесным дорогам, выйти на открытое пространство и атаковать позиции противника. Дело на полигоне происходит. Который не одна воинская часть использует, а несколько. Там в районе Громово-Саперное-Ромашки воинских частей было что грязи.
        Остальные курсанты нашего взвода вместе с проводящим учение подполковником встречают нас на полигоне. С подполковником я на радиосвязи, он- «вышка», я- уже не помню.
         Движемся колонной по лесу. Связь по рации у меня с командирами двух других танков и с механиком. Который на время учений должен выполнять мои приказы по направлению движения машины.  А так на хрен я ему сдался, он вообще-то за состояние техники отвечает. Связь с наводчиком и заряжающим простая: кулаком по шлемофону:
заряжающему- заряжай, наводчику- огонь. В теории должно быть тоже по внутренней связи…
         Выезжаем из лесу, продолжаем движение колонной по дороге среди песчаных барханов. Вдруг, откуда не возьмись, перед моим танком возникают бурно жестикулирующие мотострелковые майор с капитаном. Они произносят много разных слов, упоминая чьих-то, вероятно даже моих, родственников по женской линии и совершаемые по отношению к ним действия, наименования мужских и женских половых органов, образованные от них глаголы и прилагательные…
       Через какое-то время начинаю понимать: они мне рассказывают, что у них здесь проходят стрельбы, а я двигаюсь поперек траектории стрельбы. Машинально проваливаюсь в башню…
       Подполковник орет мне по радио, чтобы я продолжал движение. Интересуюсь: а этих как,  давить?..
        В это время мой механик выскакивает из машины и бежит назад, на мой вопль: «Стой, куда?», посылает меня на ###. Оборачиваюсь. Вижу пламя на борту третьего танка. Вообще-то там у механика масло разлилось, но я-то об этом не знаю.
        На вопли подполковника ору сам: «Блиа-а-а-а-а-ть!!! Третий танк подбили!!
        -Товарищ курсант, прекратите нецензурную брань в эфире, нас Большой дом слушает.
        Командую второму танку, своим механику и наводчику бежать тушить танк, сам остаюсь на связи…
        Потом как-то устаканилось, причем я играл роль посредника между подполковником и мотострелками, передавая им слова друг друга. За учения мне поставили отлично…
        Оцепление… Двух курсантов на день с раннего утра до позднего вечера ставят на проселочной дороге с целью недопущения движения по ней автомобильного транспорта.
Поскольку где-то там проводятся стрельбы. С собой дают по три банки каши. С мясом. Что немаловажно, поскольку в каше, выдаваемой в столовой мясо, отсутствует. По причине присутствия в советской армии института прапорщиков. На эту тему замечательную фразу произнес инспектировавший сборы генерал: «Все, что создано народом должно быть защищено». И добавил: «От прапорщиков…»
       Вдвоем с приятелем в лесу у проселочной дороги. Середина июля, жара, в лесу до дури земляники, которую никто не собирает, поскольку закрытая зона. Раздеваемся до трусов, лежим загораем, время от времени заворачивая назад проезжающие машины. Причем водилы, покрутив пальцем у виска, объезжают наш пост по другой дороге, примерно в двухстах метрах от охраняемой нами. Поскольку там поста нет.
       Вдруг. Заворачивает к нам черная «Волга».  Понимая, что на черных «Волгах» кто ни попадя не ездит, одеваю сапоги и гимнастерку, остальное не успеваю, бегу к дороге. За рулем солдатик с лучезарной улыбкой при виде идиота в гимнастерке и трусах. Пассажир немолодой мужчина, с которым я вступаю в диалог с целью недопущения проезда автомобиля. Тот внимательно меня слушает, расспрашивает, почему нельзя ездить по дороге, на что я, естественно: «А я то откуда знаю…» В итоге показывает мне книжечку, где написано слово генерал, я его пропускаю…
       Вечером докладываю лейтенанту, что генерал по дороге проехал. Тот глубокомысленно: «Да и ### с ним…»
       Сборы подходят к концу, завтра гос.экзамен по военной подготовке. Офицерье, используя в качестве посредников замкомвзводов, вымогает у нас бабло, мотивируя, что без накрытой поляны кого-нибудь обязательно завалят. По принципу «кого попало». В итоге не сдавший экзамен не получит не только звание лейтенант, но и вузовский диплом, защита которого состоялась два месяца назад. И пойдет на два года рядовым.
Время от времени замкомвзводы ретранслируют нам дополнительные финансовые требования.
        В других взводах как-то цивилизованно меж собой договариваются, чтобы скидываться поровну, у кого нет, в долг друг другу дают, наш, звать Миша, уже во время учебы была версия, что именно он был стукачом КГБ (а они были везде) вымогает целенаправленно у тех, кто ему не нравится. А я вообще по жизни многим не нравился. Вы##истый больно… Ну, Миша у меня и вымогает. А мне денег ух как жалко. Через месяц жена должна родить и родит сына. Деньги будут нужны. Скрепя сердце, отдаю последнюю пятерку.
      Экзамены сданы. Последний вечер перед отъездом. Около туалета встречаю Мишу, мои намерения на лице написаны весьма отчетливо. Пока я к нему приближаюсь, лезет в карман, достает треху и молча протягивает мне. Беру, его не бью… Хотя собирался…
      Последнее вечернее построение… Построившись в нечто напоминающее две шеренги, оживленно беседуем промеж собой, игнорируя прапорщика Жукова. Многие стоят, повернувшись к нему спиной. Прапор плачущим голосом: «Ну, вы можете хоть минуту помолчать?» Голос из строя: «А на ##я
      Летом 77-го была популярна песня «Самоцветов» «Всё!!! Что в жизни есть у меня…».
Последний день ходим и орем: «Всё!!
      Выезжаем в кузовах крытых тентами грузовиков за территорию части, решаем, как только пересечем границу части проорем это «Всё!!!». Пересекаем, орем… Машина останавливается… Сердце ёкает… Но ничего, через какое-то время едем дальше…
                                                                ***
       Конец 79-го… 27 декабря штурм дворца Амина в Кабуле, ввод наших войск в Афганистан. Возможно вполне независимо от этого в те же примерно дни меня вызывают в военкомат и отправляют на военные сборы в Карелию. В/ч 29404 в п.Хуухканмяки Лахденпохского района.
        Два месяца почти непрерывного пьянства. Причем, если мы, участники сборов офицеров запаса, в просторечии именуемые партизанами начинали пить только где-то часа в три- четыре, то офицеры самой в/ч от старлея (лейтенанты, видимо еще стеснялись) до подполковника нередко были пьяны уже в десять утра…
       За два месяца разок поводили плавающий танк ПТ-76, по паре раз стрельнули из калаша и макарова. Пьянствовали или в казарме, или в бане города Лахденпохья, в которую ездили нередко.
      В самой казарме, построенной еще финнами, топили не так чтобы очень, а зима была морозной, в графине, бывало, замерзала вода. Спали в валенках, шинелях, шапках-ушанках, накрывшись одеялами.
       Простудными заболеваниями переболели почти все. У меня было что-то типа бронхита, диагноз никто, разумеется, не ставил. Зашел к фельдшеру, тот открыл ящик стола, где россыпью безо всяких упаковок валялись разные таблетки. По каким-то ему одному известным критериям выбрал несколько, сказал принимать по одной штуке вечером. Как ни странно, помогло…
       В книжном магазине Лахденпохьи продавались, как ни странно, книги, почти не покупавшиеся местным населением. В частности, купил там сборник рассказов Кортасара, «Алису в стране чудес», хорошо иллюстрированные сказки Топелиуса… Для тех, кто жил в совке и хоть немножко любил читать это скажет о многом…
                                                                  ***
     Потом трижды: в 84-м, 87-м, 90-м, уж не знаю всех- не всех офицеров запаса района, человек двести набиралось, сгоняли на недельные курсы переподготовки. Первые два раза собирались в актовом зале ПТУ, последний раз пришлось ездить в в/ч в город Пушкин.
       В ПТУ нас большей частью развлекал руководитель отделения офицеров запаса военкомата Васильмихалыч Лопатин. Рассказывая, как во времена разгрома им Квантунской армии он, чтобы заставить китайцев работать, поил их водкой без закуски, затем загонял их плотно, как сельдей в бочку в теплушку, где они заблевывали друг дружку… После чего становились послушными…
       В ельцинские девяностые как-то раз вызвали в военкомат, вклеили новое мобилизационное предписание. Типа того, что в случае войны буду призван на военный завод. На мое замечание, что по инженерной специальности к тому времени уже несколько лет на работал, сказали, что по … дверца: по диплому инженер и нии#ёт…
      А потом пришел дядюшка Пу… И где-то году в 2002 стал призывать, как раньше, «партизан» на сборы. Шендерович, еще с того старого профессионального НТВ, которое Пу потом разогнал, в передаче «Итого» иронизирует, что взводы надо комплектовать по видам заболеваний: взвод по геморрою, взвод по простатиту…
     И вот в 2004-м в октябре звонок в домофон, я расслабленный, может быть даже бухой, уже не помню, взял сдуру-то и открыл. А это мне в военкомат повестку принесли. Пришел, а те меня сходу стали припахивать в Пушкин в военкомат ехать, ну, типа, учеба опять какая-то. Памятуя о ненапряженности предыдущих учеб взял да и поехал. А там в школу милиции завезли, хренак, паспорт отобрали и форму выдали…
      Мужики, и молодые, и старые, кого также припахали сидят горюют, вот щас как пошлют в Чечню в оцеплении стоять…
      Не было бы щастья, да нещастье помогло. Весил я в тот период 112кг. Ну, у них на меня штанов не нашлось, посему домой отправили.
      А когда осенью 2005-го еще одну повестку пытались всучить, я на ### послал.
      Вот и всё.

Комментариев нет:

Отправить комментарий