понедельник, 1 декабря 2014 г.

Памяти Гайдара. Заметки чайника об экономических реформах

      Это третья часть статьи. Читать часть 1, часть 2.

                   Вкратце о том, что предшествовало. Подробнее в статьях «Краткий курс экономической истории СССР», «Краткий экономический ликбез для идиотов», «Капитализм лишил меня скупых телеграмм радости».
           Итак. Со слов Серго Берии, Лаврентий Палыч видел недостатки советской экономики и планировал, придя к власти, осуществить поворот к НЭПу. Типа, дэнсяопиновский вариант, строительство капитализма под руководством коммунистической партии.
          Не исключено, такой вариант мог бы сохранить коммунистический режим, а с ним и СССР надолго.
           Но не сложилось.
           «Лаврентий Палыч Берия
Не оправдал доверия.
Осталися от Берия
Лишь только пух да перия.
Цветет в Тбилиси алыча
Не для Лаврентий Палыча,
А для Климент Ефремыча
И Вячеслав Михалыча».
           Хрущев взялся чего-то мутить с кукурузой и зерном, совнархозами и МТС, сельскими и промышленными обкомами. Справедливости ради следует отметить, что личных распоряжений сеять кукурузу за Полярным кругом Никита Сергеич не давал. Как четверть века спустя Михал Сергеич не распоряжался вырубать виноградники.
          Просто так устроена система. Которую называют, кто административно-командной, кто, как нынешние кремлевские, вертикалью власти, кто, как автор этой статьи «монголо-татарским игом». Академики же Лейбниц и Вольф парили неокрепшие мозги четырнадцатого отпрыска царя Алексея Михайловича, называя оную регулярным государством.
          При передаче сигнала сверху вниз, в силу раболепия и ж..олизства низших перед высшими, происходит усиление такового, что в силу закона перехода количества в качество доводит изначально может быть и верную идею руководства до идиотизма.
          От хрущевских лет осталась в памяти более жизнерадостная и оптимистичная в сравнении с более поздними временами атмосфера вокруг, завались продуктов из кукурузы: консервированной в банках и хлопьев, при том отсутствие хлеба, по два кило муки на нос к Первому мая и Седьмому ноября.
          Но. Октябрьский 1964 года Пленум и:
«С полей убрали королеву,
С Кремля убрали короля.
Не надо с..ть на Сталина,
А надо на поля».
          Председателем Совета министров при Генсеке Брежневе становится Косыгин. Во времена НЭПа потрудившийся в потребкооперации, и, со слов зятя Гвишиани, считавший лучшей формой собственности акционерную.
          Начинаются экономические реформы, связываемые, как с именем Косыгина, так и экономиста Либермана. Не НЭП и не Дэн Сяо Пин. Более советский, более централизованный вариант, но, таки предусматривающий некую хозяйственную самостоятельность предприятий. Именуемую словом хозрасчет.
          Что-то подобное несколько раньше стали делать в Югославии, Венгрии, Чехословакии. В Венгрии, где мне довелось бывать в середине восьмидесятых, была вполне развита и мелкая частная торговля. Т.е., по первым этажам домов полнО мелких частных лавок и магазинчиков, и кафешек разных.
          Если Кадару в Венгрии как-то удавалось сочетать (может пятьдесят шестой помнили) относительную экономическую свободу с отсутствием требований политической либерализации, то в Чехословакии это привело к Пражской весне, которую пришлось давить советскими танками.
          И советское Политбюро испугалось возможности подобного развития событий в СССР.
          А в семьдесят третьем случилась война Судного дня, после которой арабы втрое или вчетверо подняли цены на нефть. При том, что несколько ранее СССР начал добывать нефть в Западной Сибири. См. фильм Кончаловского «Сибириада».
         В Кремле и на Старой площади денег вдруг стало, «как г..на за баней».©
         Ну, непонятны были кремлевским геронтократам косыгинские реформы. Тем более, что девственную коммунистическую идеологию нарушали, вводя элементы капиталистической экономики. Линия главного идеолога Суслова, положившего в начале восьмидесятых почин славного трехлетия «гонок в катафалках по Красной площади», пересилила линию Косыгина. Реформы свернули.
          Многие люди моего поколения вспоминают, как лучшие годы своей жизни именно те, брежневские годы, семидесятые, начало восьмидесятых. Тому, безусловно, есть простые объяснения. Во-первых, МПХ стоял, и молодые девки бесплатно давали. Во-вторых, плющит сегодня значительную часть населения не от того, что у него мало, а что у другого намного больше.
          Весь советский период, за некоторыми исключениями, вроде Ларисы Рейснер, принимавшей в голодном девятнадцатом ванны из шампанского, это период равенства в нищете. Я в одной группе института с дочерью первого секретаря райкома КПСС учился, и дома у нее пару раз бывал. Таки уровень жизни этого персека, имхо, был ниже, чем подавляющего большинства моих нынешних соседей по многоквартирному дому спального района рабочего пригорода Санкт-Петербурга. Не было у них в спецраспределителях того, что сегодня в каждом супермаркете.
         И забыты уже дефицит всего мало-мальски нужного и полезного, многочасовые очереди за продуктами и многолетние на автомобиль, например. Забыты «длинные, зеленые, пахнущие колбасой».
         Советская действительность благословенных брежневских семидесятых замечательно описана в дневнике Юрия Нагибина. Не диссидента, печатаемого советского писателя, писавшего дневник «в стол» без надежды на публикацию. Опубликовали родственники после его смерти уже в девяностые. Цитата из дневника: «…по таинственным причинам хлеб не растет в странах, лишенных гражданских свобод (вот величайшая загадка века!), а коровы не дают молока, вся же остальная живность обнаруживает тенденцию к вымиранию…»
          Юрий Нагибин, да, видимо, и многие другие умные, к тому же еще и повидавшие свет люди в семидесятые понимали: коммунистический эксперимент в СССР завершился крахом. Экономическое соревнование с либеральными экономиками Запада проиграно подчистую.
          Позже, к концу восьмидесятых, это поняло и подавляющее большинство населения СССР. ГКЧП в девяносто первом не поддерживал никто. Советский холодильник победил советский телевизор.
          А мне вот случилось с восьмидесятого по девяностый побывать в членах КПСС. Да, на сей счет могут быть высказывания о двуличности и т.п. Как и что как-нибудь в другой раз, сама история вступления достаточно любопытна. Замечу лишь, что партия, типа, сама выбирала, кого ей в себя вступить, а я в профессиональной сфере не на худшем счету был.
          Запомнились из первой половины восьмидесятых, до Горбачева еще, вроде бы два партсобрания, на которых зачитывались закрытые письма ЦК КПСС о плачевном состоянии советской экономики. Так что «тук-тук» уже тогда звучало.
           За полгода до смерти Брежнева ЦК принимает «Продовольственную программу», сквозь зубы признавая, что советский народ за исключением хлеба, картошки, сахара не доедает до медицински обоснованной нормы. Вскоре после смерти Ильича Второго программу забыли…
           Андропов в качестве генсека прожил недолго. Причем вторую половину срока прикованный к аппарату гемодиализа. Начало правления воспринималось, как ужесточение режима. Рыбное дело, хлопковое дело, краснодарско-сочинское дело, дело Соколова («Елисеевский гастроном»)…
          Зимой 1982- 83 г.г. прошла серия облав по кинотеатрам, баням и т.п. в дневное время. Мол, почему не на работе?.. Но к весне кампания прекратилась, и пропагандисты устно на политзанятиях стали объяснять, что это типа эксцесс исполнителя. Я там выше про кукурузу и виноградники писал. Вертикаль власти и закон перехода количества в качество.
         Начался также эксперимент по совершенствованию оплаты труда инженерно-технических работников. Как его участник, могу сказать, что ничего положительного дать он не мог. Деньги все равно делились поровну. Хотя в Китае уже вовсю шли реформы Дэн Сяо Пина, в СССР ничего сходного замечено не было.
          Также к теоретическому изыску брежневского периода, что в СССР построен развитОй социализм, в Европе именовавшийся «реальным социализмом», термином с отрицательной коннотацией, добавился тезис Андропова, что мы вступили в «исторически длительный период развитОго социализма». Все так и поняли, что обещанного Хрущевым коммунизма не будет.
          Период правления Черненко… В древних летописях писали «В се лето не бысть ничего…». Разве что отменил участие СССР с сателлитами в лос-анжелесской Олимпиаде.
          А 10 марта 1985 года улыбающийся Игорь Кириллов сообщил телезрителям: «Вы, конечно, будете смеяться, но Черненко тоже умер».
         Правление Горбачева прекрасно иллюстрирует цитата Максима Соколова: «Суетливый уроженец Ставрополья бессмысленно дергал за рычаги локомотива, покамест паровой котел не лопнул,- но в ситуации, когда «уходит наш поезд в Освенцим», такого рода обращение с подвижным составом можно только приветствовать».
          После буквально минутного импульса возобновить борьбу за производственную дисциплину вдруг произошел поворот к «человеческому фактору», «перестройке», «гласности», «ускорению»… Горбачеву во время учебы в МГУ довелось дружить с одним из лидеров «Пражской весны» Зденеком Млынаржем, поговаривали также, про «человеческий фактор» что-то такое было в диссертации Раисы Максимовны.
          Как бы там ни было, присоединяюсь к словам Сергея Рогожина, написанным в начале девяностых:
          «Это Вы столкнули первый камешек с горы
И за это Вам отпустят грехи…
…Так прощайте же первый и спасибо последний -
Господин президент
».
          Имея абсолютную практически власть, добровольно от нее отказаться, это заслуживает уважения…
          Как легенда имеет хождение фраза, якобы сказанная Михаилом Сергеичем Раисе Максимовне 10 марта: «Так жить нельзя». Ну, естественно, жизнь у них видели, понимали, как у нас дальше нельзя. Другое дело, как надо у нас, Горбачев сам не знал. Первое время без конца повторял мантру, что мы должны доказать «исторические преимущества социализма». Не имея представления, в чем они заключаются.
         Видимо, как его университетский друг Млынарж и прочие наивные чехи в шестьдесят восьмом, думал о «социализме с человеческим лицом». Не зная, что у социализма может быть только звериный оскал Иосифа Сталина, Адольфа Гитлера, Мао Цзэ дуна, Пол Пота, Ким Ир Сена. Не путать термин социализм с социальным государством. 
          А тогда, во второй половине восьмидесятых, народный фольклор поинтересовался, в каком месте человеческого тела расположен человеческий fucktor, и обогатился стишками: «По стране промчалась тройка: Мишка, Райка, перестройка» и «Ускоренье важный fucktor, но не выдержал реактор, и теперь наш мирный атом вся Европа кроет матом».
         Помимо техногенных катастроф Чернобыля и «Адмирала Нахимова» возникла и рукотворная. Антиалкогольная кампания. Инициаторами в ЦК, говорят, были Соломенцев и Лигачев. Еще при Черненко на предприятиях зачитывался доклад группы академиков, одним из которых был Федор Углов, о пьянстве в СССР.
         Резкое сокращение продажи алкоголя («Остановка трамвая- водочный магазин, следующая остановка- конец очереди…») привело к уменьшению поступлений в бюджет. Как описал М.И.Веллер в рассказе «Узкоколейка», экономика, как отдельного леспромхоза, так и всего СССР держалась на возврате денег населения в бюджет через продажу водки.
          Если учесть, что до кучи Рейган уговорил саудовского короля увеличить добычу нефти, обрушив тем самым нефтяные цены… Это падение в СССР ощутилось не сразу. Колбасы и пива в стране развитОго социализма не было, что при высоких, что при низких ценах…
         Потом началось «ускорение научно-технического прогресса» и «опережающее развитие машиностроительного комплекса».
          Разговоров о компьютеризации касаться здесь не буду, поскольку они так и остались разговорами, реальную компьютеризацию осуществил частный бизнес в начале девяностых.
         В рамках ускорения прогресса стали создаваться структуры типа центров научно-технического творчества молодежи (НТТМ). В силу возраста комсомольцы оказались поживее, и возникали ЦНТТМ в первую очередь при райкомах комсомола. Многие комсомольцы, в частности, М.Б.Ходорковский через эти центры «поднялись», мне с 1987 года довелось сотрудничать с ЦНТТМ «Астрон», позже переросшим в «Астробанк» с офисом на Невском проспекте. Обанкротившийся в девяносто восьмом…
         Теоретически предполагалось, центры НТТМ будут сводить молодых ученых и инженеров с потребителями их разработок. Справедливости ради замечу, что они этим таки занимались, разработки реально выполнялись. Мне с коллегами, например, довелось разработать для Кольской АЭС небольшой механизм, который иным путем в рамках плановой экономики разработан бы просто не был. Для этого требовалось включение его в план через два министерства. Что, учитывая единичность заказа, там никому не надо было.
          Однако… Фактически Центры НТТМ и подобные структуры, инженерные кооперативы, в частности, в массе своей становились банальными конторами по обналичке.
          В июне восемьдесят седьмого в двух журналах появились статьи об экономике. «Авансы и долги» Николая Шмелева в «Новом мире» я выше упомянул. Именно с этой статьи в возрасте Христа началось мое понимание реальной экономики. Диаметрально отличающееся от того, чему учили в советском техническом вузе.
          Другая статья «Возможен ли инженерный кооператив» была опубликована в журнале «Техника и наука», позже переименованном в «Инженер». В ней писалось, что оплата инженерных разработок через такие кооперативы приведет к резкому увеличению наличной денежной массы и сильнейшей инфляции. Что в итоге и случилось.
         Можно предположить, что часть авторов идеи контор по обналичке инженерных кооперативов подобное развитие событий прекрасно понимала и имела ввиду через обналичку создание собственного начального капитала, необходимого при переходе экономики к рыночным принципам.

Комментариев нет:

Отправить комментарий