пятница, 27 февраля 2015 г.

День сил специальных операций

      Парламент Крыма захватить, это конечно круто. С учетом, что никто не сопротивлялся...
      При том, фактически признается, что Крым был захвачен вооруженным путем...
      А вот как насчет Дубровки или Беслана, не дай Бог опять?..
      Если противник будет вооружен и подготовлен, то опять обо##утся?.. 

О месторождениях и иностранных инвестициях

        "27 февраля, в ходе пленарного заседания "Россия и страны АТР. От политики интеграции к проектам развития" на КЭФ-2015 вице-премьер РФ Аркадий Дворкович заявил, что не видит политических препятствий для участия китайских партнеров в разработке стратегических месторождений, за исключением шельфа". Из новостей.
         То есть, мы сами запускаем на свои месторождения страну, имеющую претензии на наши территории. Вместо того, чтобы отдать в концессию их геополитическим противникам- японцам. Об этом М.И.Веллер уже давно писал- создать противовес на Дальнем Востоке и в Сибири китайцам в лице японцев.
         Японцы всю Сибирь не заселят, не так уж их и много, да и не слишком Сибирь привлекательна для жизни, а вот воспрепятствовать ее заселению китайцами смогут. А если не вставать в позу и не позиционировать себя врагами жителями планеты Земля, можно и американцев, и европейцев в Сибирь пустить.
          Нормальное соглашение о разделе продукции, и ничего кроме выгоды для России. Американцы и европейцы массово в Сибирь жить не поедут, а вот технологии принести и научить аборигенов работать смогут.
          Но логику "кремлевских" понять невозможно

среда, 25 февраля 2015 г.

Песков про отношения с Западом

       "Отношения между Россией и Западом могут восстановиться только при уважении национальных интересов РФ. Об этом заявил в среду, 25 февраля, в интервью телеканалу CNN пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков".
       Когда же в Кремле достанет мозгов вспомнить про сидящую на горе обезьяну?..

Угадай город по фото


             Четыре фотографии, три города, один мальчик. Т.е., мальчик везде тот же самый, только во временном интервале до трех десятилетий...
             Приметы городов на снимках, думаю, узнаваемые...
1982г.
1985г.
1985г.
Недавно...
Туристкам из Южной Кореи захотелось сфотографироваться с экзотическим мальчиком из России...
История от Razdolbaeff`a

вторник, 24 февраля 2015 г.

Как я был членом

                                СОДЕРЖАНИЕ
       Я не стал писать, как был членом «трудового коллектива». Работа- это нормальный процесс зарабатывания денег для жизни. Что при этом приходится взаимодействовать с другими людьми, объединенными с тобой общей задачей, так это само собой.
        Членом «трудового коллектива» довелось быть и при социализме, когда работодателем было государство, и при капитализме, когда частник. Причем, поскольку, работал я в девяностые наемным работником в малом бизнесе, с этим частником, «хозяином», контактировал непосредственно.
        Но лучше всего, имхо, быть фрилансером, хотя это совсем другая история…

Как я был членом КПСС. Часть 3

        Читать часть 2
        Где-то начиная с 1986 года, благодаря политике «гласности» началось «расшатывание устоев», против чего весной 1988 года Нина Андреева написала знаменитую статью «Не могу поступиться принципами».
         И наверху, в Политбюро не было единства. Вообще-то, его, видимо, никогда, исключая сталинскую эпоху, когда личные мнения членов Политбюро были запихнуты глубоко в задницу, не было. При Брежневе до «низов» глухо доносились отголоски борьбы между идеологом- сталинистом Сусловым и реформатором (кто знает, какой была бы судьба СССР и России, доведи он реформы до конца. В Китае почти то же, что он хотел, получилось…) Косыгиным. Война Судного дня и последовавший скачок цен на нефть похоронили косыгинские реформы
         Горбачеву удалось почистить Политбюро от лиц брежневской эпохи, тем не менее, «низам» было очевидно наличие наверху «демократического крыла», олицетворяемого Яковлевым и Ельциным, который, однако, играл свою, более популистскую игру, и «консервативного крыла», лицом которого был Лигачев.
         Газеты и журналы стали публиковать ранее запрещенное, а также свежую публицистику. Никакого самиздата до середины восьмидесятых мне читать не доводилось, поэтому стал интенсивно поглощать новую для себя информацию.
         Были сняты ограничения на подписку, вновь возникшие уже в девяностом из-за дефицита бумаги. И к девяностому я выписывал, не считая детских, подростковых, научно-популярных, научно-технических, спортивных, следующие журналы: «Новый мир», «Нева», «Юность», «Иностранная литература», а также русскоязычные «Таллинн» и «Даугава»…
         Напомню, о чем писал выше. Официальная идеология, марксизм-ленинизм вызывали у меня отторжение чуть не с отрочества на интуитивном уровне. В возрасте Христа прочитал в «Новом мире», №6 за 1987 год, «Авансы и долги» Шмелева и… Только с этой поры стал воспринимать экономику не как набор бессмысленных инструкций, сочиненных в экономическом отделе ЦК КПСС, а как детерминированную систему.
         Где следствие логически вытекает из причины. Если в марте «затокрымнаш», то в декабре доллар в два раза дороже. Все жестко детерминировано…
         К 1988 году подавляющее большинство работников КБ, не буду за другие предприятия и организации, а также за население провинции, было на стороне «демократического крыла» и Ельцина, в 1987 году из состава Политбюро за критику Горбачева выведенного. Той же позиции придерживались рядовые члены КПСС, включая меня. Начальники обычно держали язык за зубами.
         В 1989 году случились «первые демократические» выборы на Съезд народных депутатов. Это отдельная история, жив буду, опишу как-нибудь. И партия, и общество поляризовались еще больше.
         Учитывая мою антикоммунистическую позицию, да не я один такой был, партийные бюрократы до меня больше не докапывались. По причине наличия у меня по любому вопросу собственной точки зрения, сотрудники отдела (сотрудницы, в первую очередь), «трудовой коллектив» по советской терминологии, попросили меня стать профоргом отдела, и я согласился. Об этом в статье «Как я был членом профсоюза».
        Кстати, я в имевших место порой конфликтах мог быть, как на стороне начальства, так и на стороне «трудового коллектива», на стороне и меньшинства, и большинства. Наездов на меня по этому поводу не было ни с чьей стороны, т.к., все знали, что точка зрения на всё у меня собственная.
        В восемьдесят девятом, а еще и после того, как начался Съезд народных депутатов, страх перед системой почти пропал. У меня, в особенности, после того, как таки дали квартиру моей семье. Мне вообще все стало «по ##й дверца».
         Кстати, после предоставления мне квартиры я согласился занять должность начальника сектора КБ, от которой отказывался формально в течение двух лет, фактически эти должностные обязанности исполняя. Моим условием официального назначения меня на должность как раз и было предоставление квартиры. Квартиру дали, согласился, как и обещал.
         Положить партбилет на стол в одиночку было таки стрёмно.
         Другим удерживающим моментом была надежда, что, возможно, состоится коллективный выход из КПСС демократического крыла с одновременным образованием новой структуры типа социал-демократической партии западного типа. Я для себя не исключал членство в таковой.
         Выход состоялся, но неорганизованный. Двадцать восьмой съезд КПСС проходил со 2 по 13 июля 1990 года. Двенадцатого июля Ельцин объявил о выходе из КПСС, за ним следом ее покинули другие члены «межрегиональной депутатской группы».
         Считанными днями спустя, не помню уж какого числа, собрался и я. В КБ оказался вторым. За пару часов до меня написал заявление о выходе из КПСС начальник одного из отделов, человек предпенсионного возраста.
         Секретарем партбюро КБ был сорокапятилетний Юра Г. Не успел я переступить порог его кабинета, как он произнес: «Витя, а может не надо?»…
         За пару недель до выхода из КПСС. Фото из заводской многотиражки ко Дню изобретателя и рационализатора, который был в последнее воскресенье июня. Я не только сфотографировался, я еще интервью дал с критикой начальства. И газета его напечатала. Гласность, однако, была…
         За месяц из ста с небольшим членов КПСС в КБ, из партии вышли человек тридцать. Остальные оставались до августа 1991 года, когда после путча Ельцин КПСС запретил.
         На партсобрании, где исключали первую партию человек из пятнадцати, исключаемых пришло пятеро или шестеро. Активно наезжали двое не так давно вступивших в партию мужиков, по возрасту чуть меня старше. Плющило их, что они столько в очереди на вступление стояли, а тут какие-то рас3,14##яи не ценят высокого доверия. Один вменяемый немолодой начальник отдела пытался их успокоить.
        Я честно сказал, что до последних нескольких лет, несмотря на десятилетия заливавшийся в меня через резиновую трубку марксизм-ленинизм, в голове моей был идеологический вакуум. Марксизм моим организмом отторгался напрочь в силу своей недетерминированности.
        Хотя в девяностом я не прочитал еще много из того, с чем ознакомился позже, какие-то взгляды в голове стали формироваться. И взгляды эти, однозначно, были антикоммунистическими.
        Кстати. На следующий день, идя по территории завода, на встречном курсе пересекся с зам.начальника Первого отдела (для тех, кто понимает). Мы и раньше здоровались кивками головы. Но тут он остановился и пожал мне руку…
        Несколькими годами позже он в какой-то фирме юристом работал.
        Еще. С 1987 года у нас с предприятием «Шкода» из чешского Пльзня была совместная работа по модернизации привода для реактора ВВЭР-440. Ездили друг к другу в командировки, проводили стендовые испытания.
        Фактически технические вопросы с нашей стороны определял я, с чешской, как-то упоминавшийся мною в связи с 1968 годом, Ян Здебор.
        В ноябре 1989 года в Чехословакии случилась «бархатная революция», и тему стали сворачивать. Позже «Шкоду» купил германский «Сименс», а уж после перекупили «Силовые машины» Потанина.
         Осенью 1990 года наше начальство ездило в последнюю командировку в Пльзень, завершать работы. Меня впервые не взяли, да, если честно, чтобы дело закрыть, я уже и не нужен был. Так что с выходом из партии это можно и не связывать.
         В октябре 1990 года я с завода уволился, пошел работать в научно-технический кооператив.
         В августе 1991 года во время путча было стремновато, если эти ребята реально власть возьмут, но пронесло. А дальше были реформы Гайдара
         Для справки. Партийные взносы в КПСС составляли: при зарплате до 150р.- 1%, до 200р.- 1,5%, до 250р.- 2%, до 300р.- 2,5%, свыше 300р.- 3%...

Как я был членом КПСС. Часть 2

       Читать часть 1
       До 1982 года я одновременно пребывал в ВЛКСМ, никаких дополнительных обязанностей, кроме посещения партсобраний, которые, как и комсомольские, проводились раз в месяц по средам, у меня не возникло.
        Моего более молодого коллегу по отделу, принятого в КПСС несколькими годами позже, очень напрягал факт проведения собраний именно в среду. В те годы среда был футбольным днем Европы, когда игрались матчи групповых отборочных турниров между сборными, а также Кубка чемпионов, Кубка кубков, Кубка УЕФА.
        Но я фанатом не был, мне было по фигу.
        Одновременно в отделе меня выбрали зам.парторга по работе с молодежью. Поскольку я сам был этой молодежью, и в паузах между вождением карандашом по листу ватмана* трендел больше со своими сверстниками, предполагалось, что я с ними так «работаю». О чем я внаглую и заявлял, когда спрашивали, какую партийную работу веду…
       *А вот подумалось… Термины конструкторские: ватман, кульман, рейсфедер… Ох, и русофобская же профессия. Как в анекдоте: Здравствуйте, я дизайнер (designer- конструктор, англ.). –Да, уж видим, что не Иванов
       «Шли годы. Смеркалось…» ©
       Десятого марта 1985 года улыбающийся Игорь Кириллов возвестил с телевизионного экрана: «Вы, конечно, будете смеяться, но Черненко тоже умер…»
        Никто даже предположить не мог, куда нас всех кривая вывезет. Не желаю обсуждать глупости, что Горбачев выполнял задание Запада по развалу СССР. Просто был не стар, вменяем, мог сравнить жизнь «у них» и «у нас», имел супругу, вероятно, посещавшую во время поездок лондонские и иные бутики.
        О том, что СССР реально в заднице, знали многие, имевшие возможность сравнивать. В частности, писатель Юрий Нагибин, оставивший дневники той эпохи.
        Не надо забывать, был Михаил Сергеевич однокурсником одного из лидеров Пражской весны Зденека Млынаржа. Из тех наивных чехов, что хотели «социализма с человеческим лицом». Не знали они, что не может быть у социализма человеческого лица, а может только мурло Владимира Ленина, Иосифа Сталина, Бенито Муссолини, Адольфа Гитлера, Матьяша Ракоши, Мао Цзэ дуна, Пол Пота…
        Наивный Горбачев, однако, многократно призывал доказать исторические преимущества социализма, сам не зная, в чем они заключаются. Во время знаменитого интервью 1987 года, которое советские политобозреватели брали у Маргарет Тэтчер, они тоже помянули эти преимущества. Миссис Тэтчер срезала их вопросом: «Назовите одно…»
        Эпоху Горбачева ярко описывает фраза Максима Соколова: «Суетливый уроженец Ставрополья бессмысленно дергал за рычаги локомотива, покамест паровой котел не лопнул,— но в ситуации, когда «уходит наш поезд в Освенцим», такого рода обращение с подвижным составом можно только приветствовать».
        В СКБ-2 было около семисот сотрудников, из них чуть более ста- члены КПСС. Значительную часть их составляли мужики в возрасте за пятьдесят в узком должностном диапазоне «ведущий конструктор- зам.начальника отдела». В силу возраста в карьерные игры они не играли, и искренне считали, что партия должна быть «умом, честью и совестью». Что в реальной жизни было далеко не всегда.
        Это были реально честные порядочные мужики. Лишь идеологически зашоренные, как и Горбачев искренне верившие в «социализм с человеческим лицом», в то, что КПСС может очиститься от людей непорядочных. Для этого надо выдвигать в руководящие органы честных. Желательно молодых…
        Сверху, видимо, тоже прошла какая-то директива о выдвижении в руководящие партийные органы молодежи. Так, упоминавшийся выше Володя Д. вскоре оказался в райкоме КПСС на должности зам.секретаря по идеологии. Но этот сам стремился к кормушке…
         В общем, когда весной 1986 года настала пора выбирать новый состав партбюро, моя кандидатура внезапно всплыла, не только в члены партбюро, но аж в его секретари.
         В глазах упоминавшейся прослойки партийных мужиков я соответствовал критерию «честный», ибо, был изрядным пофигистом, достигнув по инерции должности руководителя группы, к дальнейшему карьерному росту не стремился, по любому вопросу имел собственную точку зрения, которую отстаивал в спорах, не взирая не должности.
       Напомню еще, в мае 1985 года Горбачев, говорят с подачи Лигачева и академика Углова, начал антиалкогольную кампанию… Тут мне аукнулись отказы от комсомольских пьянок в предыдущие годы. У меня, оказывается, возник имидж трезвенника. Эпоха сменилась, возникла мода на оных.
        Так… К этому времени, середине восьмидесятых, я уже лет восемь специализировался, как конструктор механизмов управления ядерных реакторов, имел некоторое количество авторских свидетельств на изобретения (после увольнения в девяностом всего их штук сорок), не только имел самостоятельную тему, но и «замешан» был в смежных.
        Конструкторская карьера катилась уже как бы по инерции, поскольку в теме к тому времени разобрался уже неплохо, интерес к ней был. Но. Главным моим интересом в тот период было улучшение жилищных условий. В 1985 году родилась дочь, детей стало двое. Условия у нас стали еще более стесненные, единственной возможностью решить проблему, было получение жилья от завода. Который частично финансировал жилищное строительство района, получая квартиры для своих сотрудников.
        Короче. Я сидел на попе ровно, высиживая заводскую квартиру.
        Замечу, однако. Если бы двинулся по партийно-комсомольской линии, что было абсолютно реально, ибо предлагали не раз, квартиру мог бы высидеть и раньше. Но. Есть такое слово «западлО», сынок. Выше объяснял…
        Другим интересом в КБ были загранкомандировки. Хотя не так уж и много я в них ездил: в Венгрию на АЭС Пакш два раза- три месяца и месяц, да пять раз в чешский Пльзень на завод «Шкода» продолжительностью от пяти дней до двух недель.
         Чехословакия и Венгрия второй половины восьмидесятых- далеко не капиталистический Запад, тем не менее, давали возможность привезти домой вещи, абсолютно недоступные моей семье в СССР.
         Значительно была пополнена домашняя библиотека, привезенными оттуда книгами. Интернет, он не так давно появился, а дети мои с ними росли.
         И, хотя последняя командировка в Пльзень состоялась более четверти века назад, в нашем семейном гардеробе по сей день присутствуют несколько джемперочков с той поры. Винтаж, как это сейчас называют. При нынешнем изобилии любых товаров, наверное, немного трудно понять, каково это, когда тебе и жене, не старым еще, трудно найти в магазине приличную одежду и обувь, а также не во что одеть детей… Но это моя жизнь.
        Немного утрировано, вероятно, кадр из фильма «Стиляги», советские комсомолки сталинской эпохи. В семидесятые- восьмидесятые, безусловно, одевались поярче даже без заграницы.
        А это моя семья весной восемьдесят седьмого. Все, кроме резиновых сапог на сыне, в которых он по лужам бегает, привезено из-за бугра.
        В общем, весной 1986 года мне предложили войти в партбюро КБ, да не просто войти, а стать секретарем. Второе мне было, что нож острый. Давили с двух сторон: старый состав партбюро намекал, что «наверху» с моей кандидатурой согласны, уговаривали другие кабэшные партийцы.
         Я несколько раз вслух произнес как бы шутку, что придется просить жену написать на меня телегу в партком о моем аморальном поведении в быту. Поскольку прекрасно знал, что о подобных шутках и рассказанных анекдотах нужные люди куда надо докладывают.
        В дополнение ко всему, я еще и чувствовал себя хреново. Летом восемьдесят пятого родилась дочь, жили мы в одной комнате, недосып был хронический, развилось что-то типа «синдрома хронического переутомления», стали появляться разные болячки.
        На этом завершился мой второй приход в спорт, сил на активные занятия уже не было. Третья жизнь в спорте началась спустя двадцать лет.
        Пронесло, однако. Выбрали немолодого уже мужика, начальника отдела. Но в партбюро я все же оказался. Производственным сектором. И занимался подготовкой заседаний партбюро и партийных собраний по производственной тематике. Касательно важных плановых заданий, находящихся на грани срыва или уже сорванных.
        Помимо идеологии, которая, как я в статье про комсомол писал, для меня лично была непереносима почти на физиологическом уровне, партия занималась еще и производственными вопросами, дублируя таким образом хозяйственные органы.
        При Брежневе и сама по себе не очень верная мысль Ильича Первого, что социализм это прежде всего учет и контроль*, была доведена до абсурда. Потому что «На Руси приставить к делу контролера, значит иметь двух воров вместо одного». Не могу найти первоисточник цитаты, Интернет дает ссылки на меня же, я ее читал очень давно в бумажном варианте, и, кажется, это Гоголь.
        *Чтобы не уходить в сторону, надо понимать разницу в контроле сверху, в этом случае число контролеров равняется числу воров, и контроле снизу, со стороны гражданского общества. А оное организуется и реализуется через некоммерческие организации (НКО), которые у нас считаются «пятой колонной» и «агентами госдепа»…
        При Втором Ильиче в полном соответствии с С.Н.Паркинсоном плодились министерства, увеличивая число людей, не производящих конечный продукт, но создающих работу друг для друга.
         Параллельно хозяйственным органам плодились и партийные. Где-то с конца семидесятых пошла мода на производственные объединения. Что сейчас принято именовать холдингами. Разница есть, но не будем вдаваться.
         Логика создания объединения из группы предприятий, связанных единой технологической цепочкой таки была. Но Ижо.ский завод был единым предприятием, и вот его разбили еще на четыре производства (завода), создав для каждого свой штат управления. Мало того. Организовав при каждом производстве еще и партком. Как будто и так дармоедов мало. Страна дураков, блин, что возьмешь…
         Был «большой партком», т.е., всего ПО «Ижо.ский завод», а еще и четыре «малых парткома»по производствам. Профкомы и комитеты ВЛКСМ вроде бы плодить не стали…
         Партийным контролем выполнения плановых заданий я в партбюро с 1986 по 1988 год, покуда был его членом, и занимался. Инициативы не проявлял (###сь она в ##т), но, был четок и исполнителен.
        Читать часть 3.

Как я был членом КПСС. Часть 1

        «Василий Иванович, кто такие гетеры?
-Бабы, Петька, бабы…
-Василий Иванович, а что такое оргии?
-Пьянки, Петька, пьянки…
-Василий Иванович, а кто такие патриции?
-Петька, да ты всю фразу целиком прочти.
-Патриции проводили время в оргиях с гетерами…
-А-а-а… Наверное, опечатка… Должно быть партийцы…»
(Фольклор)

         Снова боюсь, многие не поверят, но к 1980 году, будучи уже утомлен бессмысленной, имхо, работой в комсомоле, никакого желания вступать в КПСС не имел. Хотя и прекрасно понимал, что в СССР членство в партии дает куда больше возможностей для карьерного роста.
        Но. Выше объяснял, что знак равенства между карьерой и профессионализмом не ставил.
        Однако… Как писал уже, в 1980 году секретарем бюро ВЛКСМ КБ стала моя одногруппница Света Д., позвав меня с собой замом по производству, коия обязанность сводилась к составлению липовых отчетов для заводского комитета.
         В конце октября 1980 года я отправился в командировку на Нововоронежскую АЭС, где к концу года должны были запустить пятый блок станции с первым в СССР реактором ВВЭР-1000. До того я был на этой НВАЭС в середине сентября, откуда перелетел в Армению для участия во Всесоюзной школе молодых ученых и специалистов по реакторам на тепловых нейтронах, вернувшись домой, тут же отравился с женой Ирой и сыном Алешей на турбазу (фанерные домики с удобствами во дворе) в Джубге, по возвращении из отпуска снова на НВАЭС…
         Возвращался из командировки перед самыми ноябрьскими праздниками, с билетами на самолет была напряженка, обратный билет в Новоронеже удалось взять только на рейс Воронеж-Москва, отправлявшийся примерно через час после Воронеж- Ленинград, на котором возвращались домой коллеги из других отделов КБ. Но, сидя в аэропорту, услышал объявление, что на Ленинград есть одно место, и успел удачно заменить билет. Не пришлось через Москву тащиться. Там с билетами на Ленинград перед праздниками, скорее всего, еще напряженней было.
         По возвращении домой, пошел седьмого ноября на демонстрацию. Тут особо никакой идеологии для нормальных людей не было. Просто пойти прогуляться пару километров. Выпив слегка перед тем дома, а может и не только дома.
        В Колпино шли от проспекта Ленина до вокзала, где на площади стояла трибуна, и дядька из райкома зычным голосом лозунги орал типа «Партии Ленина слава», «Слава советским машиностроителям», «Слава советским металлургам» и т.д. Жили мы тогда у тещи, и дядька этот был нашим соседом по подъезду. Наверное, за голосину, как у дьякона, его в райкоме и держали.
        Сотрудники КБ, как я уже отметил, ходили на демонстрации не из идеологических соображений, а прогуляться, пообщаться. Насколько помню, по ходу демонстрации не пили. По крайней мере, сотрудники моего отдела.
         Вот Света Д., когда перешла позже на работу в ЛФТИ им.Иоффе, рассказывала, я не сам с ней общался, мне передавали, что сотрудники этого института, гуляя откуда-то до Дворцовой площади, брали напитки с собой и время от времени заходили в подъезды по маршруту для их употребления.
         Добавлю к сказанному, что транспаранты и портреты вождей сотрудники КБ, обычно партийные, несли безо всякой компенсации за труд. У заводских гегемонов было иначе. За переноску транспаранта или портрета им полагался отгул… А так шли бы вы… Ну, они гегемоны, им было можно…
         Я на первомайской демонстрации 1961 года несу бесплатно портрет вождя.
         И вот, я по собственной воле явившись на ноябрьскую демонстрацию 1980 года, услышал от секретаря партбюро Евгения Ивановича, что 9 ноября состоится заседание парткома завода, где меня будут принимать кандидатом в члены КПСС…
         Картина Репина «Приплыли…»…
         На бюро КБ они меня без личного заявления и участия уже приняли…
         Уфф… Попробую объяснить…
         Со времен «лучшего друга детей и физкультурников» повелось поддерживать в ВКП(б)- КПСС классовый и социальный состав с преобладанием не шибко грамотных слоев населения. Фига бы Сталин пришел к власти в ВКП(б), при сохранении того состава, что был при Ленине, т.е., преимущественно еврейско-интеллигентского.
          Массовый прием в ВКП (б) полиграф полиграфычей в послеленинские годы обеспечил изменение состава партии. В ней стали преобладать лица, социально близкие недоучившемуся священнику-экспроприатору из Грузии. Благодаря чему, «ленинская гвардия» скоренько была вычищена.
          Однако, руководству партии требовалось не только малограмотное послушное большинство, но и специалисты. Которые, хотя по Кузьме Пруткову и «подобны флюсу», однако порой склонны задумываться. Если у человека мозги натренированы думать, пусть даже о том, как сделать водородную бомбу, сталкиваясь с иными сторонами жизни, он начинает размышлять и о них. И ведь черт те до чего додуматься может. Если же он еще и за бугром побывает… Или прочтет что-то, в СССР недозволенное…
           В общем, партия строго следила за соблюдением классовых пропорций в своих рядах. И, если заводу было необходимо принять в свои ряды перспективного инженера, дабы, когда он станет начальником иметь возможность давать ему 3,14##юлей еще и по партийной линии, надо было одновременно принять двух гегемонов.
          Следили не только за классовым, но и возрастным, национальным и прочим составом. Причем не только при приеме в партию, а и при выборах в органы власти различных уровней.
          Было четко расписано, сколько в горсовете Усть-Перепесдюйска должно быть мужчин, сколько женщин, каких возрастов, профессий и национальностей. Если же Усть-Перепесдюйскому району выделялась квота, скажем, в Верховном Совете, то сверху спускалась разнарядка с характеристикой избираемого лица. Например. Женщина, образование среднее, доярка, русская, 30-35 лет, замужем, двое детей, мальчик и девочка, рост 160-165, вес 55-60, третий номер бюста, глаза голубые, блондинка и т.д.
         Это к тому, как в партии оказался. Когда сидел на Новоронежской АЭС, в КБ пришла разнарядка… Я не сочиняю, мне Света Д. сказала, я лишь немножко домысливаю. Принять в КПСС молодого конструктора…
        Черт его знает почему, может они там гегемонов лишку приняли, баланс не сходился. Ну, вот. Молодого конструктора, мужчину, изобретателя, спортсмена, члена бюро ВЛКСМ, женатого, имеющего ребенка…
        На мне, видимо, все и сошлось…
        Отказаться?.. Вы разницу между партбюро КБ и парткомом завода понимаете? В КБ все свои мужики и тётки, «старшие товарищи». Ну, спросил бы меня секретарь партбюро Евгений Иванович на ушко: «Витя, хочешь в партию?». А я ему также шепотом: «Не хочу», на том бы и разошлись. Безо всяких последствий. Просто в другой раз бы уже не предложили. А, поскольку, вскоре вместо Евгения Ивановича секретарем другой мужик стал, более молодой…
        А тут… В первый же рабочий день после командировки партком, в повестке дня прием меня кандидатом в члены КПСС. И отказ…
        Каким бы я суперизобретателем не был, на служебном росте крест. На самом «вкусном», что было в этом КБ, загранкомандировках, тоже. А я еще рассчитывал на получение квартиры от завода…
        Вот так я и оказался в КПСС.
        Читать часть 2.

Как я был членом профсоюза. Часть 2

         Читать часть 1.
         Ситуация для нашей семьи сменилась, когда Ира во второй половине восьмидесятых стала культоргом в своей организации. Т.е., она занималась распространением в трудовом коллективе, как билетов в театры и на концерты, так и туристических путевок. Получив доступ к заводской профсоюзной кормушке, что билеты и путевки распределяла.
         Remember кота Матроскина и его дядю с гуталиновой фабрики…
         Тут она и хорошими билетами себя и нас стала обеспечивать, и путевками. Сама с дочерью съездила в дом отдыха «Мать и дитя» «Восток-6» на Финском заливе, с обоими детьми в санаторий в Луге. Правда, в последнем случае одна путевка бралась на меня, а отдыхал вместо меня сын.
         Если не ошибаюсь, в доме отдыха «Восток-6» туалет и душ были в номере.
         В конце восьмидесятых Ижо#ский завод построил свой профилакторий в Пушкине около Баболовского парка. Сейчас называется пансионат «Царскосельский», вроде функционирует.
                                          Около профилактория.
          Мы туда всей семьей ездили в 1989 и 1990 годах. Путевки были дешевые, почти все оплачивал завод. Удобства в номере. Питание предусматривало несколько вариантов блюд в зависимости от назначенной врачом диеты.
          Так что, в самом конце советской власти отдохнуть и в более-менее приличных условиях.
          Еще Ира брала для своих родителей-пенсионеров местные автобусные путевки в Новгород, Старую Руссу, Старую Ладогу. С ними еще и Алешу отправляли.
          В 1980 году через профсоюз опять же, на сей раз мне, как спортсмену, достались билеты на проходившие в Ленинграде матчи футбольного турнира Московской Олимпиады. Два билета на матч группового турнира Куба- Венесуэла, выигранный кубинцами 2:1, на этот матч мы ездили вместе с Ирой.
         На четвертьфинальный матч Чехословакия- Куба, выигранный чехами 3:0, билет был один, Ира съездила туда без меня. Да, вот так, захотелось женщине на футбол. Немного было радостей в жизни советского человека, а здесь на стадионе наряду с автоматами, продававшими Пепси Колу, также автоматы еще и бутерброды с копченой колбасой продавали. А копченая колбаса в СССР была сакральным продуктом.
         Объективно, уровень Олимпиады, а футбольного турнира в частности, из-за санкций был невысок. Чехи, кстати, футбол и выиграли. В Ленинграде на Невском можно было наблюдать несколько большее по сравнению с обычным число иностранных туристов.
                                     Стадион им.Кирова перед матчем Чехословакия- Куба.
         Но вроде бы даже не все билеты на футбольные отборочные матчи были распроданы, потому что брат мой на какой-то отборочный матч билет свободно купил в кассе.
          Еще одной из важных функций советских профсоюзов было распределение дефицита. Продовольственные наборы в КБ, где я работал, бывали примерно раз в месяц, состояли, как правило, из трех продуктов, один из которых был дефицитным, два других- нет. Т.е., недефицит представлял собой так называемую «нагрузку», но это тоже был нужный в хозяйстве продукт, например, пачка сахарного песка, пачка грузинского чая.
         А так дефицитом могла быть банка зеленого горошка, майонеза, сгущенного молока, пачка индийского чая «со слонами»… Жена припомнила, что как-то раз и килограммовая пачка риса шла в наборе, как дефицит. Нередко число наборов было ограниченным, тогда разыгрывали по жребию. Например, красную икру за пятнадцать лет работы в КБ разыгрывали два раза, в обоих случая на отдел количеством пятьдесят человек приходилось три- пять наборов с икрой.
         Другим дефицитом в СССР были книги. Они находились в ведении Общества книголюбов, про которое как-то в моем присутствии секретарь партбюро говорил, что ОБХСС по ним плачет. Общество тоже относилось к профсоюзу. Точно также на отдел выделялось несколько дефицитных книг, которые разыгрывались по жребию.
         Дефицитом были и автомобили. Причем в начале восьмидесятых после повышения цен, когда «Жигули» стали стоить больше восьми тысяч рублей (средняя зарплата в 1985 году- 173 рубля, я выше писал), какое-то время купить машину можно было свободно. Но запущенный в связи с «ускорением научно-технического прогресса»и «опережающим развитием машиностроительного комплекса» печатный станок вновь сделал их дефицитными до гайдаровской либерализации цен.
         В конце восьмидесятых, после того, как партия, видя мои антикоммунистические взгляды, оставила меня в покое, по просьбе сотрудниц отдела я на годик стал профоргом отдела. Помимо конфликтов с начальством, довелось еще заниматься и розыгрышами дефицитных товаров.
        Тут такое дело. Получив при Горбачеве хозяйственную самостоятельность, предприятия стали закупать за появившуюся в их ведении валюту товары народного потребления. И распределять среди своих же работников через профсоюз.
       На моей памяти разыгрывались одежда и обувь, если не ошибаюсь, как-то раз даже женское нижнее белье, магнитофонные кассеты «Sony» и т.д. Поскольку дети были не у всех, помню удалось купить дочке несколько красивых китайских платьев. Себе как-то выиграл ботинки английского производства.
       Ну, а в девяностом я с завода уволился, и началась совсем другая жизнь…

Как я был членом профсоюза. Часть 1

         «…профсоюзы- школа коммунизма…»
(В.Ленин)
         «Пиво только для членов профсоюза»
(И.Ильф, Е.Петров)

         В профсоюз я вступил, наверное, на втором курсе втуза, когда с другом Виктором Ширяевым пришел слесарем на практику в 122-й цех Ижо.ского завода. Начало трудовой деятельности прошло в полном соответствии с русской народной частушкой:
         «Мы с приятелем вдвоем работали на дизеле,
Он #у#ак, и я #у#ак, у нас инстрУмент… «кто-то взял».
         Хоть мы работали и не на дизеле, а на зачистке шлифовальными машинками корпуса парогенератора, инстрУмент у нас… «кто-то взял» минут через пятнадцать после начала трудовой деятельности.
         Начав работать и получать зарплату, мы, каким-то образом сразу вступили и в профсоюз. Чтоб заявление писал, не помню. Если взносы в ВЛКСМ и КПСС платились лично, здесь автоматически один процент вычитался из зарплаты.
         Если в «странах, где правит капитал», членство в профсоюзе дело добровольное, и оная организация предназначена для отстаивания прав наемных работников перед работодателем, то в СССР спектр вопросов, находящихся в ведении профсоюзов, видимо, был гораздо шире.
         Если человек работал официально по трудовой книжке, то теоретически он, наверное, мог не быть членом профсоюза, но реально я таких людей не знал.
         Профсоюзы были встроены в систему партийно-хозяйственных отношений, председатель профбюро КБ автоматически являлся членом партбюро, должность эта (в КБ работало 700 человек), как секретаря комсомольского и партийного бюро была освобожденной.
         Ежегодно профсоюз заключал коллективный договор между трудовым коллективом и администрацией. Договор висел на стеночке в заводском профкоме и отделе кадров, но среди моих знакомых не было тех, кто бы задумывался, что там написано.
          Больничные листы оформлял профсоюз. Не буду утверждать, но вроде бы процент оплаты больничного для членов профсоюза был выше, чем для не членов. Хотя, второй категории граждан мне встречать вообще не доводилось.
         Далее. Материальное вознаграждение за труд в СССР состояло из двух частей: зарплаты и общественных фондов потребления. Если с зарплатой все было более или менее прозрачно… Средняя зарплата в 1985 году, согласно официальной статистике, составляла 173 рубля. У меня, помнится, оклад с премиями и вознаграждениями в сумме выходило где-то рублей триста пятьдесят. У Главного конструктора- Начальника СКБ-2 в районе тысячи, Генерального директора производственного объединения с тридцатью тысячами работающих- полутора тысяч. Это еще до центров НТТМ  
         Но. Помимо зарплаты существовали еще и «общественные фонды потребления». Закрытые спецраспределители для партийно-хозяйственной верхушки к ним не относятся, то были просто специальные магазины для власть имущих, где продавались недоступные ширнармассам товары.
         Потому как неотъемлемая черта социалистической плановой экономики- дефицит необходимых товаров.
         К общественным фондам потребления относились бесплатные или оплачиваемые частично путевки в санатории, дома отдыха, пионерские лагеря, бесплатное жилье.
         Жильем ведали отделы учета и распределения жилой площади при райисполкомах, при которых были очереди нуждающихся. В эту очередь, так и называвшуюся «исполкомовской» ставили с определенного метража на человека по месту прописки. В восьмидесятые для постановки на очередь необходимо было менее 5,5 кв.метров на человека. Если было 5,51 кв.метров, на очередь не ставили.
         Ижо#ский завод финансировал районное жилищное строительство, получая для внутризаводского распределения некоторое количество квартир. Именно через завод я и высидел в 1989 году задницей свою квартиру. Замечу, на заводе я числился одновременно с поступлением во втуз в 1971 году, а нуждающимся в улучшении жилищных условий стал в 1977 году после рождения сына. Но «исполкомовским» очередником не был.
        На заводе был свой отдел учета и распределения жилплощади, но профсоюз к распределению тоже имел отношение.
        Путевки. В принадлежавший Ижо#скому заводу пионерлагерь (на заводе работал отец) я ездил два раза, о чем писал в статье «Как я был пионером», мне там не понравилось. Один раз за школьные годы ездил в тот же пионерлагерь мой сын. Позже, уже в середине девяностых, когда завод еще не сбросил лагерь, он же ездил туда вожатым. Но уже не пионерским…
        В школьные годы доводилось еще ездить по путевкам выходного дня в однодневный дом отдыха при Павловском парке. Что включало в себя завтрак и обед, какие-то развлечения, включая катание на финских санях и лыжах зимой, посещение Павловского дворца.
         Кстати, наверное, по аналогичной путевке доводилось бывать в Пушкине, где посещал Екатерининский дворец. Который, помню, в середине шестидесятых, еще был не до конца отреставрирован после войны. В космос летать и атомные бомбы делать деньги были, а дворец за двадцать лет отреставрировать…
         В однодневные поездки, было дело, ездил разок в Нарву, по трехдневной путевке в Ригу. Ночевали под Ригой в палатках на берегу Даугавы.
         Первый раз по «дальней» профсоюзной путевкой ездил в 1975 году с Ирой, на тот момент подругой, будущей женой в турпоход по знаменитому Тридцатому маршруту через горы к морю.
        На турбазах в Хаджохе и Гузерипле, а также на конечной точке маршрута Дагомысе проживание в домиках с удобствами во дворе. По маршруту один раз палатки, остальное- те же домики.
         Из Дагомыса нас разок свозили на обзорную экскурсию по Сочи с заездом (просто поглядеть) в санаторий им.Орджоникидзе, где отдыхала, как считалось, «элита» советского общества. Начальники и, возможно, отдельные гегемоны. Конструкторы ядерных реакторов вроде меня к «элите» не относились, поэтому мне даже заикаться о путевке в санаторий подобного типа смысла не было.
         Хотя, объективно, в сравнении со стандартным турецким или египетским пятизвездником с системой all inclusive, эти санатории полный отстой.
         Питание на турбазах стандартное, без выбора блюд. На завтрак, обычно какая-нибудь каша и яйцо, на второе на обед ржавые макароны и «котлеты из гов.» согласно меню.
         В 1980 году с женой и сыном отдыхал в октябре (уже не сезон, но с погодой повезло, даже купались) на турбазе в Джубге, в 1981 году с ними же в Батуми и Новом Афоне. Это путевка нам досталась с использованием небольшого «блата». В СССР все мало-мальски ценное было по блату.
         Если Джубга- те же фанерные домики и удобства во дворе, то в Новом Афоне жили в использовавшемся тогда под турбазу Новоафонском монастыре, комнатах, что сейчас, наверное, кельи. Тут удобства были уже на этаже, ну, так, «блат»…
                                   На территории новоафонского монастыря.
          В 1983 году Ира с Алешей без меня ездили на турбазу в Хосту. Опять фанерные домики, удобства во дворе, помывка в душе раз в неделю.
          Профсоюзные путевки нам доставались за полцены, в Джубгу, поскольку не сезон, вообще процентов за тридцать.
           Алешу с собой возили на свой страх и риск, договариваясь и доплачивая за его пребывание (уже полную стоимость, он же не член профсоюза) на месте.
         Советская система почему-то не предусматривала возможности одновременного отдыха детей с родителями. И родителям-то вместе отдохнуть, если они не работали на одном предприятии, было затруднительно. Только если брать путевку не через предприятие, а непосредственно в Бюро путешествий, что в Ленинграде располагалось на улице Желябова (Б.Конюшенная). Мы с Ирой, был случай, совались туда, но ничего приемлемого для себя не обнаружили. Все приличное расходилось по предприятиям.
         Возможность брать через предприятие путевки для членов семьи, не работающих на оном, появились при Горбачеве. Может потому, что семьянин хороший был. А еще и публикации при нем в прессе появились о невозможности семейного отдыха в СССР. Вариант «Любовь и голуби»- пожалуйста…
         Кстати, в путевках так и писалось, что дети не допускаются. Допускали, но за отдельную плату.
         Да, и до Горбачева были дома отдыха «Мать и дитя», но получить туда путевку нам с женой, заводским инженерам, было делом бесперспективным.
         Читать часть 2.

Как я был членом ВЛКСМ. Часть 4

        Читать часть 3.
        После ее ухода меня сильно напрягало, что партия может заставить стать секретарем бюро КБ. А еще летом 1981 года искали секретаря комитета ВЛКСМ аж всего завода, и, говорят, моя кандидатура там рассматривалась. Изобретатель, спортсмен, ну, и т.д…. Многие не поверят, но мне страшно этого не хотелось, только, как отбрехаться не знал.
        Да, из комсомольских секретарей производственного объединения можно было идти не только по партийной и комсомольской линии, запросто можно было стать начальником цеха, кем вскоре и стал упоминавшийся Миша Б. В КБ с партийной или комсомольской работы люди возвращались редко. Конструкторы головой не только ели и матом ругались.
        Повторюсь. Мне всегда в людях импонировал профессионализм, и, начав работать конструктором, хотел тут и совершенствоваться. Партийный же и комсомольский работник, как замполит в армии «рот закрыл, и рабочее место чистое».
        А начальник цеха… Выше работы мастера касался. Здесь примерно тоже самое, только подчиненных больше. Получил на директорском рапорте 3,14##юлей, вернулся в цех, прописал аналогичный препарат подчиненным. Типа, «регулярное государство» по академикам Лейбницу и Вольфу…
        От должности секретаря комитета ВЛКСМ завода господь как-то избавил, им выбрали Володю Д., учившегося в школе на класс, а в институте на два курса позже. В институте он учился в одной группе с моей женой, и, был курса до четвертого обычным рас3,14##яем, каковым я его знал со школы, а для меня подобное рас3,14##яйство есть синоним нормальности.
        Обычный мальчик той эпохи. Домашнее воспитание от мамы учительницы, дополненное воздействием дворовой среды. Я где-то сам такой же. Только у меня каким-то образом сформировалось внутреннее «западлО» не впаривать людям то, во что сам не веришь, а у него нет. Книжки, видать, разные читали…
        На четвертом курсе Володя попросил выбрать его комсоргом курса, что одногруппники с радостью и сделали. И, придя на завод, избрался сначала секретарем бюро лаборатории, потом попал в комитет ВЛКСМ, и в секретари…
        В конце восьмидесятых был уже заместитель секретаря РК КПСС по идеологии, во время «первых демократических» выборов в начале восемьдесят девятого (об этом как-нибудь отдельно в другой раз) приходил к нам в КБ агитировать за кандидата от власти…
        Потом КПСС наступил ####ец, Володя, насколько мне известно, в девяностые имел какое-то отношение к торговле металлом, в середине нулевых помер на унитазе.
        Кстати, с девяностых мы с ним не раз встречались (как-то раз в супермаркете на кассе он в тележке банок двадцать пива за раз вывозил), общались нормально, поскольку, в чем я нисколько не сомневался, ни в какой марксизм-ленинизм он никогда не верил, по комсомольской линии пошел, чтобы доступ к закрытым распределителям иметь. Как сейчас идут в ЕдРо или правоохранительные органы, чтобы взятки брать. Это уж от твоего внутреннего «западлО» зависит…
        Секретарем бюро в КБ мне тоже быть сильно не хотелось, ибо должность то была освобожденная, а отрываться от кульмана не желал. Как член бюро, нередко в рабочее время различной бессмысленной комсомольской фигней занимался, но начальство к этому относилось с пониманием.
        Вот, когда я только пришел в отдел молодым специалистом, работал у нас такой Вячеслав Ж., который, будучи по должности ведущим конструктором, являлся еще и зам.секретаря партбюро КБ по идеологии. Так на него его начальник сектора, ставший позже начальником отдела, орал нередко и громко. Нас человек сорок в одной, уставленной кульманами комнате, сидело.
        Правда, у самого этого начальника был такой «орательный» (не оральный!!!) период между сорока и пятьюдесятью, позже поспокойней стал. По поводу его ора одна из молодых сотрудниц, в девяностые ставшая заместителем управляющего районного отделения Сбербанка, как-то высказалась: «Да чего там, климакс у мужика…»
        Упомянутый Вячеслав Ж. был классический #у#ак. Что определялось с первого взгляда. Пересекались с ним и раньше, он какое-то время, не пойми кем, работал на кафедре, где я учился. Так там на него, доводилось слышать, орал наш зав.кафедрой профессор и капитан первого ранга (а у нас их несколько человек с подводного флота было) Прокофий Иванович.
        А позже этот Ж. работал в Технологическом управлении завода, где трудилась и моя жена. Здесь он также околачивал грушевое дерево марксистской идеологии. Проводил политзанятия с комсомолками, одной из которых супруга и была. Но, поскольку, занятия он назначал на время после работы, комсомолки, бывшие женами и мамами, их игнорировали: купить в магазине еду, пока ее не съел заканчивавший работу на час раньше гегемон, было важнее. На этой почве у него возникали конфликты, как с самими комсомолками, так и их начальниками, которые, будучи вменяемыми мужиками, были на стороне молодых женщин.
        Осенью 1991 года после запрета КПСС Ж. окончил жизнь самоубийством. Крушение идеалов, блин…
        Секретарем комсомольского бюро в КБ меня таки не поставили, «старшие товарищи» согласились, что негоже подающего надежды конструктора от работы отрывать, выбрали тихую девушку из отдела прочностных расчетов, Лену М. Оставив меня при ней тем же замом по производству, липовые отчеты для комитета ВЛКСМ составлять.
        В 2005 году, идя по проходу самолета Анталья- Пулково, увидел сидящую в кресле Лену, поздоровался, но понял, она меня не узнала. Да и то. В середине восьмидесятых я весил 75кг, в 2005 году- 112… Сейчас восемьдесят с небольшим, чтоб не до##ывались… Хочешь похудеть-спроси меня, как
        Случилась в том году еще одна забава по комсомольской линии. Меня, не спрашивая согласия (Миша Б. удружил), включили в состав «Комсомольского прожектора» при комитете комсомола завода. В общих чертах, организации, которая должна выявлять какие-либо недостатки на заводе, сигнализировать о них и способствовать их устранению.
        Занимались, в основном тем, что якобы отслеживали, где и почему срываются производственные заказы. А срывались они постоянно…
        Тупизм полнейший. Несмотря на непрерывные 3,14##юли, выписываемые вышестоящими нижестоящим, как по административной, так и партийной линии, ничего и никогда в первоначально запланированный срок в СССР не делалось.
         Была у меня книжка «Атомной энергетике СССР 20 лет», посвященная запущенной в 1954 году малюсенькой пятимегаваттной АЭС в Обнинске. Пар от графитового реактора, предназначенного для наработки оружейного плутония, пустили на турбину и громко пукнули, что сделали первую в мире АЭС. Фа##ометрия, она не только в космосе имела место.
         Американцы, полагая, что использование для энергетических целей подобных реакторов небезопасно, что спустя три десятка лет подтвердил Чернобыль, первую АЭС в 1958 году в Шиппингпорте построили с принципиально отличным типом реактора PWR. Освоение их аналогов, названных ВВЭР, СССР начал в середине шестидесятых.
       Так в упомянутой книжке про первую АЭС было написано, что пятый блок Нововоронежской АЭС с первым советским реактором ВВЭР-1000 войдет в строй в 1978 году. Фига… В 1980-м запустили…
       А в 1977 году, незадолго до шестидесятилетия октябрьской революции, в программе «Время» показали сюжет с выезжающим из ворот цеха корпусом реактора ВВЭР-1000 для пятого блока НВАЭС. «Принимай, Родина, трудовой подарок». Типа, досрочно сбацали…
        И?.. За ворота-то железнодорожная платформа с корпусом выехала, а дальше… Минимальный радиус железнодорожных путей для этой платформы должен был быть 150 метров, а на территории завода были участки с радиусом 90 метров…
        В общем, потом корпус обратно в цех закатили и несколько недель железнодорожные пути на территории завода перекладывали. Привлекая к этим работам, в том числе и инженеров. Я тоже перекладывал…
        Позже мне доводилось бывать на нескольких АЭС в предпусковой период. И почти везде на подъезде к строящемуся блоку стоял огромный транспарант: «До пуска … блока осталось … дней». Датой намечаемого пуска обычно считалось 22 декабря, официальный День энергетика в СССР. Типа, на девять дней раньше срока.
          Хотя, все прекрасно знали, что в этом году блок не запустят. Примерно за месяц до срока пуска транспарант убирали…
         Это я про то, какой ###ней занимался «Комсомольский прожектор». Не имея абсолютно никакого влияния на людей, от которых что-то зависело, в рабочее время, вместо того, чтобы дело делать, имитировал бурную деятельность…
         Один эпизод. Лето 1982 года. На имя Главного конструктора приходит телефонограмма из комитета ВЛКСМ завода: направить товарища Раздолбаева для участия в рейде «Комсомольского прожектора». Сбор у проходной на Фидерной.
         Я в то время был конструктором первой категории, имел самостоятельные участки работы, за которые отвечал, поэтому все эти отвлечения от работы меня очень не радовали. Но. Кабэшные начальники люди были понимающие, сами через подобное, видимо, в свое время прошли. В общем, телефонограмма есть, так что 3,14##уй к проходной.
        Прихожу. Собираются комсомольцы. Приходит главный прожекторист Виктор К. и объявляет, что едем пьянствовать водку в Павловск…
        А я не то, чтобы вообще не пил. Но. Будучи спортсменом, согласовывал график употребления алкогольных напитков с графиком тренировок и соревнований. В общем, не поехал я с ними в Павловск…
        Кстати, это был мой не первый отказ от участия в комсомольской пьянке. Полагаю, эти отказы и послужили одной из причин, что меня не втянули глубоко во всю эту комсомольско-партийную хренотень. Комсомолу трезвенники были не нужны. Но при Горбачеве мне аукнулось…
         С Виктором К. мы пересеклись в нулевые, когда он был руководителем небольшой фирмы по торговле противопожарным оборудованием. А я оказывал ему рекламные услуги по продвижению товара…
        В 1982 году мой комсомольский возраст подходил к концу, я, был уже членом КПСС, о чем ниже, и осторожно поинтересовался у секретаря партбюро, продолжать мне работу в ВЛКСМ или нет.
        Небольшой нюанс, если кто не знает. На выборной комсомольской должности можно было оставаться в комсомоле сколько угодно лет. Поэтому пятидесятилетние секретари ЦК ВЛКСМ в СССР были нормой.
        Мне ответили, мол, как комсомольцы решат. Комсомольцы сказали: предложи себе замену. Я предложил Сашу С., с которым рядом работал. Секретарем бюро стал сотрудник также из моего отдела Юра С.
        На фотографии Юра С. передает мне эстафету на заводских соревнованиях по лыжам.
        По случаю избрания нового состава бюро ВЛКСМ Юра в родительской квартире в Пушкине организовал совместную пьянку членов старого и нового бюро, в которой я, на радостях избавления от комсомольской работы, участие принял.
        Идя от Юры вместе с Сашей С. по направлению к вокзалу по пустынной в поздний час Ленинградской улице, будучи нетрезвыми, громко пели и едва не были задержаны нарядом милиции. Но пронесло…
        Комитет ВЛКСМ помимо очередной грамоты подарил мне книжку Александра Житинского с его стёбными повестями. По мотивам одной позже фильм «Снюсь» сняли. Книжка тогда мне доставила. Поржал от души.
         На этом мое пребывание в ВЛКСМ закончилось.
         Да. Для справки. Членские взносы в ВЛКСМ составляли 1% от заработка, собирал их обычно комсорг. В школе, когда заработков еще не было, платили сколько-то копеек, не помню…