вторник, 24 февраля 2015 г.

Как я был членом профсоюза. Часть 1

         «…профсоюзы- школа коммунизма…»
(В.Ленин)
         «Пиво только для членов профсоюза»
(И.Ильф, Е.Петров)

         В профсоюз я вступил, наверное, на втором курсе втуза, когда с другом Виктором Ширяевым пришел слесарем на практику в 122-й цех Ижо.ского завода. Начало трудовой деятельности прошло в полном соответствии с русской народной частушкой:
         «Мы с приятелем вдвоем работали на дизеле,
Он #у#ак, и я #у#ак, у нас инстрУмент… «кто-то взял».
         Хоть мы работали и не на дизеле, а на зачистке шлифовальными машинками корпуса парогенератора, инстрУмент у нас… «кто-то взял» минут через пятнадцать после начала трудовой деятельности.
         Начав работать и получать зарплату, мы, каким-то образом сразу вступили и в профсоюз. Чтоб заявление писал, не помню. Если взносы в ВЛКСМ и КПСС платились лично, здесь автоматически один процент вычитался из зарплаты.
         Если в «странах, где правит капитал», членство в профсоюзе дело добровольное, и оная организация предназначена для отстаивания прав наемных работников перед работодателем, то в СССР спектр вопросов, находящихся в ведении профсоюзов, видимо, был гораздо шире.
         Если человек работал официально по трудовой книжке, то теоретически он, наверное, мог не быть членом профсоюза, но реально я таких людей не знал.
         Профсоюзы были встроены в систему партийно-хозяйственных отношений, председатель профбюро КБ автоматически являлся членом партбюро, должность эта (в КБ работало 700 человек), как секретаря комсомольского и партийного бюро была освобожденной.
         Ежегодно профсоюз заключал коллективный договор между трудовым коллективом и администрацией. Договор висел на стеночке в заводском профкоме и отделе кадров, но среди моих знакомых не было тех, кто бы задумывался, что там написано.
          Больничные листы оформлял профсоюз. Не буду утверждать, но вроде бы процент оплаты больничного для членов профсоюза был выше, чем для не членов. Хотя, второй категории граждан мне встречать вообще не доводилось.
         Далее. Материальное вознаграждение за труд в СССР состояло из двух частей: зарплаты и общественных фондов потребления. Если с зарплатой все было более или менее прозрачно… Средняя зарплата в 1985 году, согласно официальной статистике, составляла 173 рубля. У меня, помнится, оклад с премиями и вознаграждениями в сумме выходило где-то рублей триста пятьдесят. У Главного конструктора- Начальника СКБ-2 в районе тысячи, Генерального директора производственного объединения с тридцатью тысячами работающих- полутора тысяч. Это еще до центров НТТМ  
         Но. Помимо зарплаты существовали еще и «общественные фонды потребления». Закрытые спецраспределители для партийно-хозяйственной верхушки к ним не относятся, то были просто специальные магазины для власть имущих, где продавались недоступные ширнармассам товары.
         Потому как неотъемлемая черта социалистической плановой экономики- дефицит необходимых товаров.
         К общественным фондам потребления относились бесплатные или оплачиваемые частично путевки в санатории, дома отдыха, пионерские лагеря, бесплатное жилье.
         Жильем ведали отделы учета и распределения жилой площади при райисполкомах, при которых были очереди нуждающихся. В эту очередь, так и называвшуюся «исполкомовской» ставили с определенного метража на человека по месту прописки. В восьмидесятые для постановки на очередь необходимо было менее 5,5 кв.метров на человека. Если было 5,51 кв.метров, на очередь не ставили.
         Ижо#ский завод финансировал районное жилищное строительство, получая для внутризаводского распределения некоторое количество квартир. Именно через завод я и высидел в 1989 году задницей свою квартиру. Замечу, на заводе я числился одновременно с поступлением во втуз в 1971 году, а нуждающимся в улучшении жилищных условий стал в 1977 году после рождения сына. Но «исполкомовским» очередником не был.
        На заводе был свой отдел учета и распределения жилплощади, но профсоюз к распределению тоже имел отношение.
        Путевки. В принадлежавший Ижо#скому заводу пионерлагерь (на заводе работал отец) я ездил два раза, о чем писал в статье «Как я был пионером», мне там не понравилось. Один раз за школьные годы ездил в тот же пионерлагерь мой сын. Позже, уже в середине девяностых, когда завод еще не сбросил лагерь, он же ездил туда вожатым. Но уже не пионерским…
        В школьные годы доводилось еще ездить по путевкам выходного дня в однодневный дом отдыха при Павловском парке. Что включало в себя завтрак и обед, какие-то развлечения, включая катание на финских санях и лыжах зимой, посещение Павловского дворца.
         Кстати, наверное, по аналогичной путевке доводилось бывать в Пушкине, где посещал Екатерининский дворец. Который, помню, в середине шестидесятых, еще был не до конца отреставрирован после войны. В космос летать и атомные бомбы делать деньги были, а дворец за двадцать лет отреставрировать…
         В однодневные поездки, было дело, ездил разок в Нарву, по трехдневной путевке в Ригу. Ночевали под Ригой в палатках на берегу Даугавы.
         Первый раз по «дальней» профсоюзной путевкой ездил в 1975 году с Ирой, на тот момент подругой, будущей женой в турпоход по знаменитому Тридцатому маршруту через горы к морю.
        На турбазах в Хаджохе и Гузерипле, а также на конечной точке маршрута Дагомысе проживание в домиках с удобствами во дворе. По маршруту один раз палатки, остальное- те же домики.
         Из Дагомыса нас разок свозили на обзорную экскурсию по Сочи с заездом (просто поглядеть) в санаторий им.Орджоникидзе, где отдыхала, как считалось, «элита» советского общества. Начальники и, возможно, отдельные гегемоны. Конструкторы ядерных реакторов вроде меня к «элите» не относились, поэтому мне даже заикаться о путевке в санаторий подобного типа смысла не было.
         Хотя, объективно, в сравнении со стандартным турецким или египетским пятизвездником с системой all inclusive, эти санатории полный отстой.
         Питание на турбазах стандартное, без выбора блюд. На завтрак, обычно какая-нибудь каша и яйцо, на второе на обед ржавые макароны и «котлеты из гов.» согласно меню.
         В 1980 году с женой и сыном отдыхал в октябре (уже не сезон, но с погодой повезло, даже купались) на турбазе в Джубге, в 1981 году с ними же в Батуми и Новом Афоне. Это путевка нам досталась с использованием небольшого «блата». В СССР все мало-мальски ценное было по блату.
         Если Джубга- те же фанерные домики и удобства во дворе, то в Новом Афоне жили в использовавшемся тогда под турбазу Новоафонском монастыре, комнатах, что сейчас, наверное, кельи. Тут удобства были уже на этаже, ну, так, «блат»…
                                   На территории новоафонского монастыря.
          В 1983 году Ира с Алешей без меня ездили на турбазу в Хосту. Опять фанерные домики, удобства во дворе, помывка в душе раз в неделю.
          Профсоюзные путевки нам доставались за полцены, в Джубгу, поскольку не сезон, вообще процентов за тридцать.
           Алешу с собой возили на свой страх и риск, договариваясь и доплачивая за его пребывание (уже полную стоимость, он же не член профсоюза) на месте.
         Советская система почему-то не предусматривала возможности одновременного отдыха детей с родителями. И родителям-то вместе отдохнуть, если они не работали на одном предприятии, было затруднительно. Только если брать путевку не через предприятие, а непосредственно в Бюро путешествий, что в Ленинграде располагалось на улице Желябова (Б.Конюшенная). Мы с Ирой, был случай, совались туда, но ничего приемлемого для себя не обнаружили. Все приличное расходилось по предприятиям.
         Возможность брать через предприятие путевки для членов семьи, не работающих на оном, появились при Горбачеве. Может потому, что семьянин хороший был. А еще и публикации при нем в прессе появились о невозможности семейного отдыха в СССР. Вариант «Любовь и голуби»- пожалуйста…
         Кстати, в путевках так и писалось, что дети не допускаются. Допускали, но за отдельную плату.
         Да, и до Горбачева были дома отдыха «Мать и дитя», но получить туда путевку нам с женой, заводским инженерам, было делом бесперспективным.
         Читать часть 2.

Комментариев нет:

Отправить комментарий