понедельник, 7 марта 2016 г.

Развилки истории. 1991 год

         СОДЕРЖАНИЕ:
         1985 год
         1990 год
         1991 год
         1993 год
            1996 год
            1997- 1999. Последняя развилка и начало конца

         Итак, наступил 1991 год. Горбачев, став первым, правда не всенародно, а на Съезде депутатов, избранным президентом, продолжал колебаться между сторонниками и противниками реформ. В 1989 году разогнали демонстрацию в Тбилиси, в 1991 году- Риге и Вильнюсе. Республики одна за другой объявляли о своем суверенитете и выходе из СССР. Это для тех, кто считает, что СССР развалили «три пьяных мужика» в Беловежской пуще.
         В январе девяносто первого провели мгновенный обмен пятидесяти- и сторублевых купюр, имевший целью изъятие части денег из оборота. А станок всё стучал, ВПК просил жрать, жрать и жрать. Как сейчас, при Путине.
         В марте девяносто первого «павловская» в честь сменившего Рыжкова на посту предсовмина Павлова реформа цен, то есть разовое увеличение государственных цен. Колбаса становится 9 рублей вместо 2-20, и на несколько месяцев появляется в продаже. Правда, по талонам. До того ее и по талонам было не достать.
          Поскольку о своем суверенитете (главенстве законов республик над законами СССР) объявили все субъекты, Горбачев ведет переговоры о сохранении подобия СССР хоть в каком-то виде. В марте проводится референдум с весьма туманным вопросом типа: «Девочка, ты хочешь поехать на дачу или чтобы тебе оторвали голову?» © Конечно, все соглашаются, что на дачу лучше…
         Подписание нового договора о создании ССГ (Союза Суверенных Государств) девятью республиками (Литва, Латвия, Эстония, Грузия, Армения, Молдавия отказались) назначается на 20 августа 1991 года, но…
         Я телевизор с утра не смотрел, радио не слушал, 19 августа приехав на работу, узнал, что произошел переворот, Горбачева сместили «по состоянию здоровья», президент СССР теперь Янаев, а еще образован Государственный Комитет Чрезвычайного Положения- ГКЧП.
         Из сообщений следует, будет практически полное восстановление советских порядков:
        «2. Установить что на всей территории СССР безусловное руководство имеют Конституция СССР и Законы СССР».
         В обращении ГКЧП к народу много хороших слов о демократии, реформах, недопущении падения жизненного уровня. Только как? Когда водочного бюджета нет, цены на нефть ниже плинтуса, а производить полезный продукт приемлемого качества за семьдесят лет разучились. Разве что мороженое за 28 копеек…
        Из постановления ГКЧП:
        «4. Приостановить деятельность политических партий, общественных организаций и массовых движений, препятствующих нормализации обстановки.
          …проведение митингов, уличных шествий, демонстраций, а также забастовок — не допускается.
         8. Установить контроль над средствами массовой информации…
          11. Кабинету Министров СССР в недельный срок осуществить инвентаризацию всех наличных ресурсов продовольственных товаров первой необходимости. Доложить народу чем располагает страна.
         …принять экстренные меры по организации заготовки, хранения и переработки сельхозпродукции.
          13. Кабинету Министров СССР в недельный срок разработать постановление, предусматривающее обеспечение в 1991 и 1992 годах всех желающих городских жителей земельными участками для садово-огородных работ, в размере до пятнадцати сотых гектара».
         Из пункта 13 следует, власть понимает, семьдесят лет таки опыт, режим государственного капитализма, коим, строго по Владимиру Ульянову- Ленину, является советский социализм, прокормить народ не в состоянии. Пусть кормятся сами.
         Реалии этих соток. Когда давали еще по 6 соток, в середине восьмидесятых, жителям пригородного Колпино оные предлагались на станции Трубников Бор, около двух часов электричкой, отсутствие подъездных дорог, да и машин-то тогда почти ни у кого не было. Плюс пешком от станции около часа… Кормитесь, граждане, сами…
          В Москву вводятся войска. К Ленинграду тоже идут, но контр-адмирал Щербаков, вице-мэр, при том назначенный ГКЧП главным военным начальником города и области, останавливает их на подходе.
          В столице стихийные митинги, наиболее активные собираются около Белого Дома на Краснопресненской набережной. Поздно вечером 19 августа председатель Ленсовета Беляев (Собчак еще не вернулся из отпуска) призывает народ к Мариинскому дворцу. Хотя, как выяснилось, необходимости в том не было, войска в город не вошли.
         В двенадцать часов около Белого дома Ельцин с танка зачитывает «Обращение к гражданам России», называя действия ГКЧП антиконституционным переворотом.
         В тот же день вторая мотострелковая Таманская дивизия и четвертая танковая Кантемировская дивизия переходят на сторону Бориса Ельцина. На следующий день переходит на сторону защитников Белого дома окруживший его батальон тульских десантников под командованием генерала Лебедя.
         В ночь в 20 на 21 августа приказ о штурме Белого дома отказывается выполнить группа Альфа. И 21-го ГКЧП наступает конец…
         То есть. Фактически военные отказались выполнить приказ, нарушили присягу. А если бы не нарушили?..
         Тогда, во-первых, российский Тяньаньмэнь, гибель десятков тысяч москвичей, пришедших к Белому дому.
          Были ли бы после репрессии? Наверное, были бы. Не такого масштаба, как при Сталине, но многим засветившимся «демократам», к числу которых относился и я, пришлось бы, вероятно, не сладко. Тюрем и психушек, ясен перец, на всех бы не хватило, ограничились бы, типа, поражением в правах.
          Наверное, состоялась бы попытка перехода к мобилизационной экономике. Что было бы весьма трудно, за послесталинский период разболтались все до предела, единственным средством воздействия на начальство до поры до времени был партком, у людей с высшим было еще такое понятие, как карьера. А гегемону давно, по крайней мере где-то с конца шестидесятых, было на все на##ать с высокой колокольни. Прогулы и пьянство на производстве были нормой.
         Так что, какими силами при давно «уставшем карауле» стали бы мобилизовывать экономику, сказать трудно.
         Обратим внимание на п.11 Постановления ГКЧП: сосчитать всё, что есть в стране, а потом мы это заберем в Кремль, и сами на всех по справедливости будем делить. Фактически политика военного коммунизма. Которую крайне непродолжительный период времени пытались осуществлять большевики после прихода к власти. Но мгновенно столкнулись с полным параличом производства: зачем что-то делать, если все равно отнимут.
          В связи с низкими ценами на нефть, вероятно, пришлось бы срочно вновь раскручивать приторможенное при Горбачеве водочное производство, гнали бы из всего, чего только можно, даже из опилок («…и если б водку гнали не из опилок, то чтоб нам было с пяти бутылок…» ©), о качестве напитков никто бы не задумывался. Ибо иных вариантов оборота денег в экономике помимо водки у власти не было. Нечего было предложить гегемону взамен сделанного танка или бомбы окромя сорокаградусного напитка.
          Несомненно, была бы расширена уже и так существовавшая с конца восьмидесятых талонная система. В отсутствие реальных цен («Цена колбасы равняется частному от деления количества денег на количество колбасы» ©) товары потребительского спроса пришлось бы банально делить. По справедливости. Исходя из того, что все равны, «но некоторые более равны, чем другие». ©
          Жизненный уровень продолжал бы падать. Поскольку челночный бизнес, начавший помаленечку обеспечивать нас импортными товарами, скорее всего свернули бы, в нашу жизнь не пришли бы красивая одежда и обувь, качественная электроника, бытовая техника. Не посидели бы мы с бокалами вина в шезлонгах на пляжах пятизвездных отелей теплых морей. Не поездили бы на хороших автомобилях…
          Не состоялась бы массовая компьютеризация страны. Железнодорожные составы с компьютерами шли в страну в обмен на металлолом (отсюда миллионы Артема Тарасова) с конца восьмидесятых. Запчасти для ZX-Spectrum ввозились челноками и собирались здесь умельцами. Первый 286-й мне довелось увидеть в девяносто втором, двумя годами позже купил себе и детям свой первый 486-й… В конце девяностых поколение Next российских граждан было компьютерно грамотно почти в полном составе. При победе ГКЧП этого бы не случилось…
          Поскольку все без исключения республики пожелали бы отделиться от Москвы, единственная возможность их удержать заключалась в применении силы. Что привело бы к новым кровопролитиям. Напомню, рассматриваем вариант, когда первое кровопролитие со штурмом Белого дома состоялось.
          Все эти Болгарии и Венгрии сломя голову побежали бы под защиту НАТО, не приведи Господь, гэкачеписты попытались бы тронуть кого из них, возможна была бы новая война.
          В общем, вариант успеха ГКЧП, имхо, был бы ужасен…
          И опять пришлось бы ждать вызревания в верхушке власти нового хотя бы Хрущева…
          ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Комментариев нет:

Отправить комментарий