пятница, 21 октября 2016 г.

Возможна ли в России демократия. Часть 8

                      СОДЕРЖАНИЕ:
ЧАСТЬ 1. Введение
ЧАСТЬ 2. Цитаты о демократии
ЧАСТЬ 3. Исторический обзор. Древняя Греция, Древний Рим, Исландия
ЧАСТЬ 4. Исторический обзор. Новгородская республика, казаки
ЧАСТЬ 5. Исторический обзор. Средневековая Европа 
ЧАСТЬ 6. Исторический обзор. США 
ЧАСТЬ 7. Исторический обзор. Русь докапиталистическая 
ЧАСТЬ 8. Исторический обзор. Россия капиталистическая, СССР 
ЧАСТЬ 9. Исторический обзор. Девяностые, реформы, начало и конец демократии  
ЧАСТЬ 10. Что получилось и почему 
ЧАСТЬ 11. Про средний класс 
ЧАСТЬ 12. Что делать?... Учиться, учиться… 
ЧАСТЬ 13. Про меритократию 
ЧАСТЬ 14. Мировой опыт перехода к демократии. Южная Корея 
ЧАСТЬ 15. Мировой опыт перехода к демократии. Испания
ЧАСТЬ 16. Мировой опыт перехода к демократии. Португалия 
ЧАСТЬ 17. Мировой опыт перехода к демократии. Чили 
ЧАСТЬ 18. Мировой опыт перехода к демократии. Восточная Европа и СССР 
ЧАСТЬ 19. Возможен ли обратный поворот к демократии 
ЧАСТЬ 20. Wanted умный и честный диктатор 
ЧАСТЬ 21. Что делать? Деньги, школа, судебная система, дураки и умные
ЧАСТЬ 22. Избирательные цензы, всеобщее и неравное, the end

         Реально развитие капитализма в России началось во второй половине девятнадцатого века после поражения в Крымской войне, вызванного в немалой степени, катастрофическим отставанием от Европы в вооружении. Что, в свою очередь, обусловлено общественно- экономическими отношениями.
         Россия достаточно быстро вошла в пятерку ведущих экономических держав, хотя и находясь в догоняющей роли по отношению к США, Великобритании, Франции, Германии.
         Отличие заключалось в том, что российский капитализм сразу развивался, как монополистический, минуя стадию свободной конкуренции, мелкие мануфактурные производства. А именно наличие большой прослойки частных собственников, людей экономически независимых от государства, способствовало развитию демократии на Западе. Крупные российские предприятия работали, в основном, на правительственные заказы, а не на рынок.
         «Россия ещё не смолола той муки, из которой со временем будет испечён пшеничный пирог социализма», фразу Плеханова по поводу социализма в полной мере можно отнести и к демократии.
         А то, что мы называем скандинавским социализмом, выросло как раз из демократии. К власти путём выборов пришли социал-демократы, которые, прекрасно понимая, что государственная или общественная, как не называй, собственность на средства производства неспособна обеспечить высокий уровень производительности труда, путём консенсуса с бизнесом обеспечили перераспределение прибылей через налоги в пользу слабых и малоимущих.
         При этом у демократического общества через свободные организации граждан, именуемых у нас НКО и почитаемых за агентов влияния Запада, есть возможность контроля за деятельностью чиновников. Воруют, вероятно, везде, только при демократии свободные граждане следят за чиновниками и не дают тем воровать.
        Remember полковника- миллиардера Захарченко. На Западе сие невозможно.
                                                                      *  *  *
         Россия начала двадцатого века. После периода подъёма конца девятнадцатого века наметился спад. Дальнейшему развитию капитализма препятствовала пресловутая вертикаль власти. Уровень жизни рабочих и крестьян снижался, начались забастовочное движение, крестьянские бунты, Первая русская революция.
        С.Ю.Витте довёл до царя необходимость перемен, результатом был «Высочайший Манифест об усовершенствовании государственного порядка» от 17 октября 1905 года. Свобода слова, собраний, общественных организаций, избирательные права для широких слоёв, Государственная Дума, которая не имела права сама готовить законы, но должна была их утверждать.
         Революция всё равно случилась, но первый демократический институт в России появился. После подавления революции новый премьер П.А.Столыпин приступил к реформам в экономике. Как и десятилетия спустя Ли Куан Ю в Сингапуре он не был демократом. Но был либералом. Либерализм- отсутствие запретов в экономической деятельности, которое, как показывает мировой опыт, приводит к появлению большого числа независимых от власти граждан, что, в свою очередь, есть питательная среда для развития демократии.
         Первый шаг- разрушение общины, создание единоличных крестьянских хозяйств, хуторов. Кстати, на Украине крестьянские хозяйства были преимущественно хуторскими, по менталитету малороссы ближе к демократии, чем великороссы. Подробнее «Почему хо#лы не мо#кали».
         Столыпин не думал о демократии, он хотел создать великую Россию, но величие понимал, как богатство населения. Создание фермерских хозяйств наподобие американских- первый шаг. Последовали бы и другие по созданию того, что сегодня принято называть народным капитализмом. В котором шестьдесят и более процентов ВВП создаётся в малом бизнесе и сфере обслуживания. Как во всех экономически развитых странах. В путинской России меньше тридцати.
         Противодействие реформам Столыпина было и сверху и снизу. Застрелил его 14 сентября 1911 года Богров, анархист, и агент охранки одновременно. Был ли он инициативником, выполнял чьё-то задание либо был наведён втёмную… Как и в отношении Ли Харви Освальда, мы этого уже не узнаем.
          Реформы закончились, вертикаль власти осталась, народного капитализма, как среды для произрастания демократии, не возникло. Война, как водится в «вертикально-властной» экономике безумное воровство на господрядах. Почти как сегодня. Падение жизненного уровня, февральская революция, отречение царя.
         Временное правительство было уж чересчур демократичным. Солдатские комитеты, без одобрения которых недействительны приказы командиров- это перебор. И в демократических странах в армии единоначалие. Другое дело Эйзенхауэр, в отличие от Жукова, не мог послать солдат прямиком через минное поле, зная, что за такой приказ его отдадут под суд, даже, если в результате будет одержана победа. Но отданный приказ должен выполняться.
        А тут… «Наплявать, наплявать, надоело ваявать…» ©
        Когда демократические свободы получают люди, отрицающие, а скорее не имеющие понятия об индивидуальной ответственности, получается охлократия, а не демократия. Для демократии нужен демос.
        Слова Немцова о девяностых вполне можно перенести в семнадцатый год.
        Лавр Корнилов был, имхо, гораздо лучшим вариантом, чем Ленин. Необходимость Учредительного собрания не отрицал, разгонять бы его не стал. Хотя что получилось бы из этого собрания, где более половины голосов было у эсэров?..
          Собрание до того, как «караул устал», успело принять программный пункт эсэров о признании земли общенародной собственностью. Как отличить общенародную, коией она была и во времена Брежнева от государственной, есть тайна, покрытая мраком. А главное- никакой частной собственности, из которой обычно и вырастает демократия.
          Окажись Корнилов законопослушным служакой, поддержи эсэров с их общенародной собственностью, что бы вышло? А тот же самый чиновничий аппарат по управлению этой собственностью. Дай бог, обошлось бы без гражданской войны, устаканилось, но имели бы опять чиновничье государство без всякой демократии. Нет частной собственности- нет и активных граждан.
         Но у Корнилова не вышло, вышло у большевиков, и тут уж семь десятилетий безо всякой демократии, диктатура пролетариата на бумаге и первого лица де факто, безусловно смягчившаяся с середины пятидесятых. Подробнее «Краткий курс экономической истории СССР».
         ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Комментариев нет:

Отправить комментарий