среда, 14 декабря 2016 г.

Развилки истории. 1997- 1999, часть 3

         СОДЕРЖАНИЕ:
         1985 год
         1990 год
         1991 год
         1993 год 
         1996 год 
         1997- 1999, последняя развилка и начало конца:
         1997- 1999, ЧАСТЬ 1. Немцов в Нижнем Новгороде
         1997-1999, ЧАСТЬ 2. Немцов в правительстве 
         1997-1999, ЧАСТЬ 3. Немцов в правительстве, продолжение 
         1997-1999, ЧАСТЬ 4. Немцов в правительстве, продолжение 
         1997-1999, ЧАСТЬ 5. Несбывшееся. Немцов президент 
         1997-1999, ЧАСТЬ 6. Несбывшееся. Примаков президент 

         1997-1999, ЧАСТЬ 7. Несбывшееся. Степашин президент 
         1997-1999, ЧАСТЬ 8. Что выросло, то выросло

         Построенный к девяносто седьмому в России капитализм называли «бандитско-олигархическим». Хотя это разные явления. Бандитизм стал нарождаться ещё при Горбачёве. Когда разрешили кооперативы, часть граждан стала заниматься торговым бизнесом, что естественно, ибо в стране всеобщего дефицита заработать деньги проще было, перевезя товар оттуда, где он есть, туда, где его нет. Плановая экономика решить эту проблему не могла.
         Другая часть граждан, не отягощённая моральными устоями…
         Вообще, власти наивно полагают, будто оные устои можно насадить в приказном порядке, например, запрещая гей-парады и прочее. Как то забывают, что в семнадцатом «народ-богоносец», когда ему разрешили, мигом пожёг церкви и перерезал попов…
          Также и в СССР. Люди, в которых долгие годы вдалбливали «моральный кодекс строителя коммунизма», увидев, что по соседству с ними появились те, у которых денег больше, чем у них, пошли эти деньги отнимать. Так появились бандиты. Власть нарождавшийся малый бизнес от них почти не охраняла, крутились как-то сами
          Ельцин с Гайдаром, провозгласив с января девяносто второго либерализацию цен, либерализовали заодно и правила экономической деятельности. Затем в течение нескольких лет эти свободы постепенно сворачивали, пока не свернули почти полностью при Путине.
          Олигархи возникали по-разному. Кто-то, как «красные директора» Вяхирев, Алекперов и многие другие, подмяли под себя активы, которыми руководили ещё в советские времена, правда, как написано выше, из-за Немцова у Вяхирева не прокатило.
          Другие, не имевшие особых связок с властью, сумели сколотить капитал собственным умом, энергией и хитро#опостью. Березовский торговал реэкспортными «Ладами», Гусинский делал гаражи- ракушки, Ходорковский превращал «безнал» в «нал» в центре НТТМ и «варил» джинсы. Сколотив капиталы, эти граждане дали денег в долг Ельцину перед выборами девяносто шестого, получив взамен (в залог, то есть) лакомые куски госсобственности.
           Борьба с бандитизмом- прерогатива правоохранительных органов. В те годы ни милиция, ни ФСБ (или как там она называлась) с ним не боролись. При Путине же вытеснили бандитов, присвоив их функции доения бизнеса на курируемых территориях.
          Как отмечено выше, олигархический капитализм был фактически создан Чубайсом, дабы сохранить власть в руках Ельцина. Без денег «семибанкиров» сие вряд ли было бы возможно. Когда же задача была решена, «дедушка» остался у власти ещё на четыре года, в страну пошли иностранные инвестиции, возникло понимание необходимости изменения ситуации.
          Цитата из упоминавшейся выше книги Дэвида Хоффмана: «Но в начале 1997 года Чубайс был обеспокоен слиянием богатства и власти. Чубайс никогда не осуждал “бандитский капитализм”, потому что фактически это был его капитализм; он как никто другой разрабатывал, опекал и защищал его. Он восхищался некоторыми из магнатов, считая их современными капиталистами. Тем не менее он решил, что правила должны быть изменены; он не мог больше раздавать богатства, как это делалось раньше. Чубайс рассказывал, как во время визита в Лондон они с Немцовым спросили премьер-министра Тони Блэра: “Что вы предпочитаете, коммунизм или бандитский капитализм?” По словам Чубайса, Блэр подумал минуту и ответил: “Бандитский капитализм лучше”. “Абсолютно правильно, — согласился Чубайс. — Но затем возникает вопрос: бандитский капитализм или нормальный капитализм? Когда эта дилемма возникнет, ее нужно будет решить».
          И Немцов, и Чубайс в 1997-м проводили индивидуальные беседы с олигархами, объясняя им необходимость изменений правил игры в новых условиях. Но тех новые правила не устраивали, и началась война между младореформаторами и олигархами, закончившаяся временной тактической победой последних, но в итоге катастрофой и для них, и для России.
          Главной идеей Немцова было строительство в России «народного капитализма». Того самого, который он вполне успешно пытался строить в Нижнем Новгороде, всячески содействуя малому предпринимательству.
                                                         *  *  *
          Где-то летом девяносто шестого, до или после выборов не помню, Борис Николаевич озаботился формулировкой национальной идеи. Тут вот недавно Путин нам её сформулировал, мол, патриотизм у нас национальная идея. «Цитаты о патриотизме». 
          Хотя другие страны и народы такой идеей как-то не заморачиваются. Когда борются за независимость, как итальянцы в своё время от австрийцев (а граф Суворов, напротив, воевал за то, чтобы вернуть итальянцев под власть Австрии), тогда, возможно, да, независимость, как национальная идея.
          У американцев не идея, а мечта: собственный дом, автомобиль, семья с детьми, путешествия и т.д. Красивая, полноценная жизнь.
          Включающая и такое понятие, как «Reach for the stars» («Дотянуться до звёзд»). Филантропия, волонтёрство, другие общественно-полезные дела.
          Мне как-то последнее ближе. А, учитывая, что мы, россияне, не занимавшиеся с президентом в кружке вышивания или секции дзюдо, ещё и бедны, то сформулировал бы идею я просто: «Вкусно, много и разнообразно. Для всех и каждого». И никаких духовных скреп. Духовные скрепы- враги человечества. И чтоб возможность на самолёт и в Париж, в Лувр, скажем. Или в Амстердам, в музей Немо, а то и покурить чего. А не ваше собачье дело…
          Вот. К чему клоню. В октябре 1997 года Немцов убедил Чубайса обратиться к президенту Ельцину с совместным конфиденциальным письмом, в котором первые вице-премьеры предлагали программу народного капитализма: «Мы не можем допустить, чтобы российский капитализм, уже преодолевший свои первоначальные, “дикие” формы, успел переродиться в олигархический, антинародный. На смену “бандитскому” капитализму в России должен придти демократический, поистине “народный капитализм”, выгодный большинству россиян. На месте немногочисленных “новых русских” должен вырасти многомиллионный “средний класс”. Мы понимаем “Народный капитализм” для России как: общество равных возможностей, общество без “кричащих” богатства и нищеты; общество, в котором главным фактором стабильности является широкий “средний класс”; новый экономический и общественный порядок, который выгоден абсолютному большинству россиян; общество, в котором интересы крупного, среднего и мелкого капитала сбалансированы таким образом, чтобы обеспечить неуклонный экономический рост… Для решения этой качественно новой задачи недостаточно простой корректировки реформ. Нужна целостная программная политика – “Новый курс для Новой России”, сравнимый разве что с “новым курсом” Ф. Рузвельта, который сумел преодолеть “великую депрессию” 1929-33 гг. и вошёл в мировую историю как патриарх и зачинатель американского “экономического рая”… В отличие от множества идеологических платформ оппозиции, “Новый курс” Президента Ельцина будет опираться не на лозунги и пустые обещания, а на конкретную программу действий Правительства; на реальные меры по изменению финансовых, налоговых и административных отношений».
          Вот за что выступал в те годы Немцов, а также тогдашний его сторонник и союзник Чубайс.
          Время и большие деньги меняют людей. Давно перестали быть и либералами, и демократами (вообще-то, это разные понятия) участники экономического кружка в Ленинградском Доме молодёжи (восьмидесятые годы) Чубайс, Миллер, бывшие тогда где-то рядом с ними Кудрин и Греф. Отказались от проповедовавшихся ими идей демократии и свободной рыночной экономики и вместе с диктатором гонят страну обратно в совок, как эту систему не называйте: госкапитализм или корпоративизм.
          Слова из книги Трегубовой, написанные ещё в 2003 году: «…пламенные реформаторы, производившие во времена Ельцина впечатление сильных, самостоятельных личностей, теперь отрекаются от собственных принципов ради новой дозы наркотика…».
          Отреклись. Наркотик у них, имхо, большие деньги. Причём, заработанные не собственными умом и энергией, как в случае Джобса, Гейтса, Брина, Тинькова, Галицкого, Чичваркина, инвестициями личных средств, как Сорос, а банальным распилом госбабла…
         Процитирую опять же Трегубову: «…у Чубайса теперь не осталось ни мифа о радикальной реформе, проведением которой он раньше мог оправдывать отказ от собственных принципов, ни, собственно, этих либеральных принципов, выразителем которых он прежде являлся для значительной части населения и от которых после прихода Путина к власти Чубайс сам же последовательно, под удобными предлогами, отказался».
         Немцов не отказался. И был убит…
         Но тогда, в далёком девяносто седьмом Немцов и Чубайс были вместе и подсовывали Ельцину идею публично огласить концепцию «народного капитализма», как направления развития России. Против чего были олигархи, приведшие последнего к власти в девяносто шестом. За них играли дочь Ельцина Татьяна Дьяченко с будущим мужем, протеже Березовского, главой президентской администрации Валентином Юмашевым.
          И два главных телевизионных канала- ОРТ и НТВ были в руках, соответственно, Березовского и Гусинского. На их стороне в те годы, со слов Елены Трегубовой, играл Ходорковский. Доигрались, блин…
          Грянуло «дело союза писателей». В мае- июне 1997 года сперва Бойко, Казаков и Кох, чуть позже Чубайс и Мостовой заключили с издательством «Сегодня-пресс» договоры о написании книги «История российской приватизации», за что получили авансы по 90 тысяч долларов каждый.
          28 октября в интервью изданию «КоммерсантЪ» Чубайс сообщил, что такая книга написана, гонорар авторы намерены пожертвовать.
          5 ноября по ходатайству Немцова и Чубайса Березовского освобождают от должности заместителя секретаря Совета безопасности.
          12 ноября телевидение и пресса подняли шум. Хотя авансы за книги, в общем-то, нормальное явление, упор делался на слишком большую сумму (мол, у Марининой и то меньше) и подконтрольность издательства группе ОНЭКСИМ. Да-да, припомнили «Связьинвест»…
          В итоге часть «писателей» лишилась своих постов, Чубайс, например, поста министра финансов, хотя сохранил должность первого вице-премьера.
         Обнародование же нового курса было отложено, а вскоре и забыто…
          ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Комментариев нет:

Отправить комментарий