воскресенье, 26 марта 2017 г.

Ночь накануне

       Попалась на глаза книга, прочитанная несколько лет назад:
       И навеяло… Авторы Андрей Кивинов при участии Сергея Лукьяненко. Для тех, кто забыл. Первый стал писать милицейские рассказы ещё будучи начальником убойного отдела РУВД Кировского района С.-Петербурга, коий пост покинул в 1998 году, полностью переключившись на сценарно-писательскую деятельность.
      По его первым рассказам, в частности «Кошмар на улице Стачек», хотя Стачек не улица, а пятый по протяжённости проспект Санкт-Петербурга, и особых кошмаров на нём даже в девяностые не было, в отличие от прилегающих улиц пролетарского (Кировского) района, были начаты съёмки сериала «Улицы разбитых фонарей», которые позже продолжились без Кивинова и растянулись аж на полтора десятка лет.
       Только бескивиновские серии были уж не те. Тех первых ментов полюбили за их настоящесть. В отличие от остое#енивших за годы советской власти не пивших, не куривших и не живших половой жизнью милиционеров из опусов типа «Справедливость моё ремесло».
      Кивиновские же герои, имевшие реальных прототипов, на работе пили, открывая пивные (пивом похмелялись) бутылки пээмами, трахали в кабинетах свидетельниц, и, что греха таить, порой били подозреваемых. А вы, родом из СССР, такого не слышали? Но дело своё делали…
      Позже без Кивинова сериал опять стал скатываться в жанр соцреализма, автор для другого телеканала стал писать сценарий «Убойной силы» с теми же персонажами и теми же актёрами. Первый канал кинул предъяву, мол, на Дукалиса, Ларина и прочих у них авторские права, поэтому действующих лиц в «Убойной силе» заменили на Васю Рогова, Игоря Плахова, тоже персонажей ранних рассказов Кивинова.
      Сейчас Андрей Владимирович продолжает писать, имхо, немножечко в жанре веллеровских «Легенд Невского проспекта». То есть, литературно излагает слышанные от кого-то байки.
       Соавтор Сергей Лукьяненко… Вообще-то не только он, ещё Сергей Гуреев, Никита Филатов, Евгений Зубарев, Александр Прокопович, писавшие отдельные рассказы или главы произведения. Лукьяненко написал пролог. Хотя в финале написанной Кивиновым главы «Корнеев» про реально честного ментовского следака чудится влияние Лукьяненко: «Дубровкин по-волчьи принюхался… …и облизнул желтоватые клыки».
      Сергей Лукьяненко в 2010 году по рейтингу журнала «Эксперт» разделил пятое- седьмое место среди лучших российских писателей с Акуниным и Кабаковым. Популярность ему принесли в первую очередь «дозоры»: ночной, дневной и прочие. И экранизация их, разумеется…
                                                    *  *  *
       В общем, так… Двенадцать человек разных профессий, живущих в разных городах и странах, общаются в чате. Вдруг некто под ником Основатель кидает предъяву, что, мол, он решил объявить конец света, но участникам чата даётся возможность отменить это решение, доказать, что человечество достойно жизни. Для этого каждому из двенадцати даётся шанс отправиться в любое место и время и… по возвращении предъявить аргументы, что человечество жизни таки достойно.
       Герои, вроде бы незнающие друг друга в реальной жизни, на самом деле ранее встречались, некоторые даже близкие родственники, такая вот штука этот Интернет.
       Честный мент из Питера, ник Корнеев, пытается, вернувшись в прошлое, предотвратить преступление. Доктор Кеша также возвращается в прошлое, где он, будучи молодым, неопытным хирургом, не смог спасти пациента, получившего множественные ножевые ранения. Сейчас он опытный хирург, и, помня ту операцию, знает, что и как надо было делать, чтобы спасти жизнь человека…
      Чтец, а конкретно диктор на радио, знающий, что во время марша оппозиции силовыми структурами будут устроены провокации, вернувшись в прошлое, сообщает по радио об этом…
      Старый еврей возвращается из Израиля в Питер к своей первой любви, которая эти лет сорок помнила его и ждала…
      То есть. Рекомендую почитать…

1 комментарий:

  1. У Лукьяненко есть "Осенние визиты".
    Не то, чтобы совсем в тему, на аналогии просматриваются.
    Тоже хорошая вещь.

    ОтветитьУдалить