четверг, 10 июля 2014 г.

День в истории. Грюнвальдская битва

            Автор этих строк обучался в советской средней школе в шестидесятые годы двадцатого века. И, наряду с прочими науками, изучал историю. В четвертом классе историю СССР, в пятом древнего мира, в шестом средних веков, а в седьмом снова историю СССР.
          И, несмотря на то, что подача материала и преподавание в советской школе вызывали отвращение к изучаемому предмету, интерес к истории испытывал и продолжаю испытывать по сей день. Также, как к чтению книг, несмотря на наличие в учебной программе такого предмета, как литература. Просто читать книги еще до школы начал…
           Из курса истории СССР я узнал про Невскую битву и Ледовое побоище, описание которой в школьном учебнике за четвертый класс было взято, очевидно, из сценария фильма Эйзенштейна «Александр Невский». Со знаменитой фразой «Кто к нам с мечом…», написанной писателем Петром Павленко незадолго до съемок упомянутого фильма.
           Уже в недавнее время, пользуясь наличием разнообразных, ранее недоступных источников информации, попробовал изучить известную информацию о так называемой Невской битве, состоявшейся, согласно официальной истории 15 июля 1240 года неподалеку от места жительства автора, в устье реки Ижо.ы
          И, наряду, с многими другими людьми, интересующимися, а также профессионально изучающими историю, пришел к выводу, что на самом деле об этом событии серьезной непротиворечивой информации нет. Может была примерно в это время в районе Невы небольшая стычка дружины Переяславского князя Александра неясно с кем, а может и нет…
          А вот состоявшаяся в тот же день 15 июля, но 170 лет спустя, т.е., в 1410 году, Грюнвальдская битва изучалась в школе не в курсе истории СССР, а в курсе истории средних веков. Ибо в ней с крестоносцами тевтонского ордена сражалось польско-литовское войско. Хотя Литва, а, как будет написано ниже, в состав оной в те годы входили города нынешних Беларуси, Украины и России, и входила в СССР. Но для советской власти это была чужая история…
          Примерно в те же шестидесятые годы двадцатого века, когда я учил в школе историю, по экранам страны прошел польский фильм «Крестоносцы», поставленный по роману Генриха Сенкевича и повествующий об этой битве. Фильм в те годы не посмотрел, поскольку оный шел под грифом «Дети до шестнадцати», а позже уже и не хотелось, книжку как-то пробежал по диагонали, опять же в более позднем возрасте. В СССР с книгами, также, как с пивом, колбасой и туалетной бумагой,была напряжёнка
          Сенкевич все описывает с так называемых позиций польского национализма. Мол, главными были поляки, это они победили крестоносцев, а прочая шелупонь в звериных шкурах, она, так, для декорации. А королем Польши тогда был основатель династии Ягеллонов Владислав Ягелло, по-литовски Йогайла, по-русски Ягайло… О нем чуть ниже. Каков он из себя поляк… Хотя далее буду называть его по-польски.
          Ягелло, кстати, почитаем в польской истории не только за Грюнвальдскую битву. Его имя носит один из старейших и известнейших университетов Европы в Кракове- Ягеллонский университет. Основанный в 1364 году королем Казимиром Третьим, однако правивший затем Людовик Венгерский дальнейшего развития университету не давал, и новый расцвет начался при Владиславе Ягелло.
         В нынешней Беларуси Грюнвальдская битва считается одним из важнейших событий национальной истории, ибо из сорока хоругвей, собранных великим князем Литовским Витовтом, двадцать две относились к территории сегодняшней Беларуси.
           А в Литве это всегда была одна из наиболее значительных дат национальной истории. Мне, например, с детства известны баскетбольный и футбольный клубы из Вильнюса с названием «Жальгирис». Да. Есть такой клуб. Футбольный до четвертого места в чемпионате СССР в свое время доходил, ну, а уж баскетбольный и вовсе великая была команда: Куртинайтис, Хомичюс, Сабонис… Сабонис не только литровая бутылка водки, а еще и баскетболист мирового уровня…
          Так вот, жальгирис означает по-литовски зеленый лес. Grünwald в немецком языке.
           Битва состоялась в ходе войны, именуемой в польской и литовской истории Великой войной 1409- 1411 годов. Drang nach Osten тевтонского ордена в Прибалтике шел с конца двенадцатого- начала тринадцатого века. Племя пруссов было тевтонами полностью истреблено, предки нынешних латышей и эстонцев покорены.
          А вот литовские племена аукшайтов, жемайтов оказали германцам серьезное сопротивление. Еще в 1236 году в битве при Сауле объединенное войско жемайтов и латгалов разгромило войско ордена меченосцев. Чтобы понять, как все непросто в истории, замечу, что на стороне немцев в битве участвовали 180 псковитян, а также новгородцы. Потери рыцарей (именно рыцарей, прочих немцы не считали) составили сорок восемь человек. Для сравнения, в Ледовом побоище таковых было двадцать пять.
           Последнее, кстати, можно считать единственным столкновением Руси с немцами в те годы после того, как те захватили территорию современной Эстонии. И здесь все очень неоднозначно. На стороне тевтонов против князя Александра воевали жители Пскова. В последующие же годы возникшее на землях бывшей Киевской Руси Великое княжество Литовское и Русское (ВКЛР) отделило Северо-Восточную Русь от земель ордена.
          О самой битве. В принципе о ней написано много с различных позиций. Достаточно объективным считается описание автора двенадцатитомной «Истории Польши» Яна Длугоша, епискова Львова.
          К войне дело шло давно, достаточно было незначительного повода, таковой возник из-за спора о принадлежности малозначительного замка Дрезденко, затем немцы захватили старопольский замок Санток, великий князь ВКЛР Витовт спровоцировал восстание жемайтов против немцев на захваченной территории, и 6 август 1409 года магистр Ульрих фон Юнгинген официально объявил Польше и Литве войну.
           В июле 1410 года Ягелло начал наступление на Мариенбург, Юнгинген двинулся навстречу и 15 июля 1410 года союзное польско-литовское войско встретилось с немцами между деревушками Грюнвальд, Танненберг и Людвигсдорф. Тогда это территория Пруссии, сейчас Польши.
          Оценки сил на поле битвы отличаются у Кучинского, Длугоша и других. Принято считать, что на стороне ордена было 27 тысяч человек, 51 знамя (по знаменам считали отряды), у союзников 32 тысячи в составе 91 хоругви. Все источники сходятся, что войска ордена были лучше вооружены, в их рядах были французские и английские рыцари, имевшие опыт войны на Переднем Востоке.
           Среди литовских хоругвей в частности Смоленская, Мстиславская, Оршанская, Лидская, Полоцкая, Витебская, Пинская, Новогрудская, Брестская, Волковысская, Киевская, Кременецкая и Стародубовская. Стародуб это в Брянской области, ежели чего. Вот и думайте, имеет эта битва отношение к истории СССР или нет.
            Немцам удалось артиллерийским огнем спровоцировать наступление литовского войска, занимавшего правый фланг союзных войск. Начала легкая татарская кавалерия, воевавшая на стороне Литвы. Правый фланг наступал на части маршала фон Валленрода. Через час битвы Валленрод скомандовал контрнаступление и рыцарям удалось обратить литовские части в бегство.
           Однако, есть версия, что это бегство было ложным, литовцы использовали известную им тактику татар, чтобы заманить вражеские части в ловушку. Известно, что часть крестоносцев, погнавшаяся за беглецами, действительно было окружена и уничтожена у литовского стана.
           Крестоносцы, растеряв боевой порядок, вернулись, чтобы продолжить битву с польской частью войска, стоявшую на левом фланге союзников.
            По центру союзных войск находились смоленские полки, которыми командовал брат Витовта Лугвений Ольгердович. Вот что пишет про них католический епископ Длугош: "В этом сражении лишь одни русские витязи из Смоленской земли, построенные тремя отдельными полками, только бились с врагом и не приняли участия в позорном бегстве. Тем заслужили они великую славу. И если один из полков был жестоко изрублен и даже склонилось его знамя, то два других полка отважно сражались, одерживали верх над всеми мужами и рыцарями, с какими сходились в рукопашную, пока не соединились с отрядами поляков. Поляки быстро оправились и перешли в наступление с угрозой охватить правый фланг немцев. Витовту удалось остановить бегство литовских полков и нанести удар по левому немецкому флангу. Он организовал диверсию по тылам и обозам немцев, чем сковал их резервные полки. Немцев зажали в клещи, и началось избиение их".
            Итогом битвы стал полный разгром войск ордена. Погибло более 600 рыцарей во главе с магистром Юнгингеном, маршалом Валенродом и Гуго фон Лихтенштейном.
           По мнению абсолютно всех историков, подписанный 1 февраля 1411 года Торуньский мирный договор не отражал масштабов победы. По этому «вечному миру» орден отказался от претензий на Добжиньскую землю, должен был уплатить значительную контрибуцию. Жемайтия была воссоединена с Литвой навсегда.
           И теперь об участниках битвы. Употребляя термин литовцы, наверное, правильнее было бы литвины, я имею ввиду не этнических литовцев- аукшайтов и жемайтов, коих в рядах войска было, видимо, не так уж много, а жителей Великого княжества Литовского и Русского, образованного в результате собирания русских земель сначала литовским князем Гедимином, затем его сыном Ольгердом.
           Выше перечислены хоругви городов, участвовавших в битве. Все они входили в состав Литовского государства. Причем собирание русских земель литовскими князьями далеко не всегда осуществлялось военным путем. После «монголо-татарского» нашествия в результате коллаборационистской политики Александра Невского и РПЦ земли Северо-Восточной Руси стали улусом Золотой Орды, дав начало государственному образованию, получившему в Европе название Московия, а на ряде географических карт чуть не до конца семнадцатого века обозначавшегося, как Татария.
           Не все русские князья желали становиться данниками Орды, поэтому искали себе сильных покровителей, способных от нее защитить и находили таковых в лице князей литовских. Гумилев пишет о «комплиментарности» русских по отношению к «монголо-татарам». Однако, видимо оная обнаруживалась только у северо-восточных княжеств, а вот юго-западные более тяготели к Литве, пусть даже князья ее и были язычниками.
          Отношения между Великим князем, а Гедимин, как ранее Миндовг носил еще и титул короля литовцев и русских, и удельными князьями в ВКЛР строились не по московско-ордынскому принципу «я начальник- ты дурак», а «сюзерен- вассал» на западноевропейский манер. А это две большие разницы.
            В отошедших к ВКЛР городах бывшей Киевской Руси, включая сам Киев, как правило, оставались у власти те же князья династии Рюриковичей, и все внутренние дела княжества были их прерогативой. Лишь во внешних делах они должны были быть едины с центральной властью, а также участвовать со своей дружиной в войнах, которые вело княжество. Пример- та же Грюнвальдская битва.
           Официальным государственным языком, как теперь принято говорить, в ВКЛР был древнерусский. Т.е., язык Киевской Руси.
            ВКЛР защищало свои княжества, как от тевтонов на Западе, так и татар с московитами на Востоке. В 1362 году, например, в битве при Синих Водах войска князя Ольгерда, сына Гедимина и отца Ягелло, разгромили войска татар, что позволило полностью взять под свой контроль Киев и Подолье.
           Помимо включения в состав ВКЛР многих княжеств бывшей Киевской Руси, Литва имела союзные отношения с Псковской и Новгородской республиками, а также с Тверским княжеством, чьи князья оспаривали в четырнадцатом веке у Москвы главный в Северо-Восточной Руси Владимирский престол. Дружили, понятное дело, против татар, тевтонов и Москвы.
          Вместе с тверским князем Михаилом, на сестре которого Ульяне Александровне он был женат вторым браком (первый тоже на русской- Марии Витебской) трижды в 1368, 1370 и 1372 годах Ольгерд совершал походы на Москву. Причем, чаще именно по просьбе тверского князя.
          В российской истории принято литовских князей обвинять не в русофобии даже, бояться-то они не шибко боялись, а в русоненавистничестве. Однако… Вот белорусские историки полагают Гедимина прямым потомком полоцкого князя Всеслава. Ольгерд и Кейстут были его сыновьями от второго брака с полоцкой княжной Ольгой Всеволодовной из Рюриковичей.
          Историк и писатель А.М.Буровский, правда, в одной из книг называет матерью их Марию Тверскую, но, похоже он тут чего-то путает. Мария Тверская- дочь Гедимина, выданная им за тверского князя Дмитрия Грозные Очи, зарубившего прямо в столице Орды Сарае московского князя Юрия Даниловича, брата Ивана Калиты. За что сам был казнен татарами…
          Вообще история наука недостоверная. В частности, касаемо, кто чья мать. Историки, например, не знают, был ли Юрий Долгорукий сыном первой жены Владимира Мономаха Гиты Уэссекской или второй по имени Евфимия…
          Ягелло и Витовт были двоюродными братьями, сыновьями сыновей Гедимина, соответственно, Ольгерда и Кейстута. После смерти Ольгерда после недолгого мирного периода началась борьба за власть между Ягелло и Кейстутом, в результате которой последний был убит. В замке Крево. В том самом, в котором в 1385 году была заключена так называемая Кревская уния.
           Согласно Кревской унии, заключенной в 1385 году, между ВКЛР и Польшей был заключен династический союз. Ягелло вступил в брак с одиннадцатилетней Ядвигой Анжуйской- Пяст, носившей титул короля Польши. Именно так, поскольку королевой считалась жена короля. Женившись, королем стал Ягелло, а Ядвига королевой.
           На карте 1387 года объединенные династическим союзом Польша и Литва.
           Во избежание конфликтов, Ягелло согласился на признание Витовта Великим князем Литовским, но только пожизненно. После смерти его владения должны были отойти к Ягелло. А прожили они примерно одинаково долго. Родившись около 1350 года, умерли около 1430.
           Пара слов о пересечениях в истории. В 1380 году Ягелло с войском шел на помощь Мамаю на Куликово поле, но не дошел один дневной переход. В то время, как на помощь Дмитрию Донскому в его войне с мятежником Мамаем двигался чингизид Тохтамыш, который добил войско Мамая в 1381 году в причерноморских степях. Впрочем, не добил, воины Мамая без боя присягнули законному хану из рода Чингиза, отпустив при этом Мамая к генуэзцам в Крым. Где те его за ненадобностью и порешили…
           А сын Тохтамыша, будущий хан Золотой Орды Джелал ад-Дин участвовал в Грюнвальдской битве на стороне литовцев. Также, как будущий лидер гуситов и национальный герой Чехии Ян Жижка.
          И в завершение об антирусизме польского короля, основателя династии Ягеллонов. В отношении последних русских царей династии Романовых было много разговоров, какая у них доля русской крови, какая немецкой.
          Даже если не принимать во внимание информацию о происхождении Гедимина из рода полоцкого князя Всеслава, то все равно, мать Ольгерда была русской (полоцкой) княжной, а матерью Ягелло была тверская княжна Ульяна (Иулиания) Александровна. Которая, кстати, и подтолкнула его к союзу с Мамаем против Москвы в 1380 году.
           Непросто все в истории. Намного сложнее, чем в школьных учебниках…

Комментариев нет:

Отправить комментарий