понедельник, 15 декабря 2014 г.

Почему на Руси все ухудшается

        В конце девяностых, именуемых многими лихими, при том, что именно в девяностые в наши дома пришли микроволновки, видеомагнитофоны и автоматические стиральные машины, мы стали отдыхать на пляжах морей и пересаживаться на фольксвагены с ниссанами, власть в России сменилась.
       Хитро#опый еврей, бывший членкор Академии наук СССР перехитрил всех, включая самого себя, выдвинув на пост президента серенького и малозаметного, полагая, таким легче будет управлять. Лоханулся не по-детски…
       Ибо Талейран еще писал: «Чтобы сделать карьеру, следует одеваться во все серое, держаться в тени и не проявлять инициативы». Да и кроме того бывших спецслужбистов не бывает. Хотя в том ничего плохого нет. Джордж Буш старший тоже ЦРУ возглавлял, и ничего.
       Просто Буш с молоком матери впитал мысль, что никакой экономики кроме нормальной быть не может. То есть той, в которой любой, у кого есть желание и способности, может купить лимонов на доллар, отжать сок и продать его за пять долларов. С прибыли заплатить налоги.
        Или, как Джобс с Возняком изготовить в гараже партию персональных компьютеров и продать ее.
        Или, как девятнадцатилетняя Элизабет Холмс придумать принципиально новый, более дешевый, быстрый и точный метод анализа крови, и стать, благодаря своему изобретению к тридцати годам миллиардершей.
        Как российские бизнесмены, поднявшиеся с нуля в те самые лихие девяностые, начинавшие с ларьков, кооперативов по изготовлению гаражей-ракушек, резино-технических изделий, варки джинсов… Ставшие в девяностые миллионерами и миллиардерами без административного ресурса…
        Но это у них там с молоком матери впитывают Адама Смита и Фридриха Хайека. И получившие «британское буржуазное образование» Ли Куан Ю с единомышленниками из страны третьего мира за несколько десятилетий создают одного из мировых технологических и по уровню жизни населения лидеров. Т.е., Сингапур. Без нефти и вообще каких-либо полезных ископаемых. Лишь за счет интеллекта и энергии инициативных граждан. Всячески поощряемых к своей инициативности государством.
        В России же в мозги поколения, получившего образование при советской власти, крепко вколотили абсурдную идею о возможности централизованного управления экономикой. Т.е., приказами из Кремля.
        Не надо только путать централизованную государственную экономику с экономикой регулируемой. Через налогообложение, например. Когда государство через налоги стимулирует одни виды деятельности или дестимулирует другие.
        А также с кейнсианством, предполагающим создание, в особенности в кризисные периоды, рабочих мест государством. Преимущественно по строительству инфраструктурных объектов. Дороги, например, строили за счет казны и Рузвельт, и Гитлер.
         Таки это и не Кейнс вовсе придумал. Еще Борис Годунов в голодные неурожайные годы начала семнадцатого века нанимал народ на государственные строительные работы. Дабы дать людям возможность прокормиться. Правда, ни Годунова, ни Россию от смуты это не спасло.
         И вот к власти в России в начале нулевых пришел человек, у которого где-то глубоко в голове сидела мысль, что из центра можно управлять всем. Однако, в первые годы двадцать первого века, когда на Россию рухнул невиданный доселе поток нефтедолларов, работала экономика, структура которой была заложена реформаторами в девяностые.
         В начале нулевых рядом с пришедшим к власти гэбистом находились люди, понимающие объективность законов экономики, воспринимающие ее, как детерминированную систему, конечные состояния которой однозначно определяются оказанными на нее управляющими воздействиями.
         Как, допустим, в электротехнике. Закон Ома. При постоянном напряжении и увеличении сопротивления сила тока однозначно будет уменьшаться. Какие бы грозные приказы Путин или кто-либо еще не отдавал, чтобы она увеличилась.
         Или в гидродинамике. Уменьшение проходного сечения при сохранении подачи насосов приводит к уменьшению потока, как бы товарищам полковникам не хотелось обратного.
        Understand?..
        Так почему в экономике должно быть по-другому? Если власть повышает налоги, бизнес снижает деловую активность, пытается уводить деньги в оффшоры и вообще хранить их за рубежом. А то и вовсе валить в страну с более благоприятным бизнес-климатом. На Темзу, например. С которой выдачи нет.
         Вот. В начале нулевых экономика сохраняла заимствованную из девяностых структуру, в которую быстро пришли большие нефтяные деньги. И в гору пошла, как экономика, так и уровень жизни населения.
         Но. Погоны сильно давили на мозг, и власть стала пытаться управлять экономикой не регулированием, а приказами. Ну, типа, сопротивление сети при постоянном напряжении повышаем, а ток желаем, чтобы рос.
         То есть. Власть стала прессовать бизнес. Безусловно, не всякий, а тот, который эту власть слушаться не хочет. Еще до Ходорковского, когда начался наезд на Гусинского, в пригородном районе С.-Петербурга, где я проживаю, начался сходный по модели (меньший только по масштабу) наезд на владельца местной сети ларьков, по совместительству главного редактора информационной газеты. И так по всей стране. Местные власти однозначно истолковали команду «Фас», прозвучавшую в Кремле.
         Потом дело Ходорковского. Ну, тут еще политические причины замешаны, мол, претензии на власть имел. Но уж в отношении Чичваркина или Некрасова («Арбат престиж») такого однозначно не было. Однако бизнесы отобрали. Потому что, создавая «вертикаль власти», Кремль отдавал бизнесы местных уровней в кормление местным силовикам.
          Что это означает на языке физики? Увеличение сопротивления сети в электротехнике, уменьшение проходного сечения в гидродинамике. Что приводит к уменьшению силы тока, потока жидкости или газа.
          Вертикаль власти создала сопротивление бизнесу, тот перестал инвестировать деньги в России. Какое-то время в первой половине нулевых приходили инвестиции из-за рубежа. Поскольку, благодаря высоким ценам на нефть, росли зарплаты россиян в долларовом выражении, к нам потянулись производители автомобилей, бытовой техники. В расчете на растущий рынок сбыта.
          Но уже боролись в экономике две противоположных тенденции: рост за счет импульса реформ девяностых и скакнувших нефтяных цен и снижение за счет сокращение частных инвестиций российского бизнеса.
          Фондовый рынок рос до 2007 года, потом встал…
          В кризисе 2008 года Россия, ясен перец, не виновата. И пришедший в том же году новый президент… Никто не думал, что он настолько подставной. Подозревали, маленько, да… Новый президент взялся говорить правильные и приятные для нормального бизнеса слова. Что не надо чморить бизнес, что нужна модернизация…
          Ясно же, что экономика станков ДИП-500, обтачивающих валы из ржавого железа, неконкурентоспособна с экономиками, производящими микросхемы на 22 нанометра. И кроме нефти с газом предложить внешнему миру России нечего.
          Не надо гнилых базаров про проданные Малайзии и кому-то еще самолетики. Я не располагаю цифрами, но, полагаю, как и во времена моей молодости, когда я имел некоторое отношение к отечественному ВПК, денег в нем не считают. Т.е., «я так думаю» ©, самолетики те продаются по демпинговым ценам ниже себестоимости. Что называется не экономикой, а дешевыми понтами.
           Но. Четыре года медведевского президентства, разговоры про нанотехнологии и проект Сколково, который не мог быть успешным по определению, поскольку ориентирован на государственные инвестиции. А частные после дел Ходорковского, Чичваркина и прочих привлекать становилось все труднее…
           И полный крах надежд российского бизнеса осенью 2011 года, года «тандем» объявил о рокировке. Началось движение вниз…
           Это я отсебятину нес, теперь процитирую экс-зам.главы Центробанка Сергея Алексашенко, к чьему мнению наряду с Кудриным, Сониным, Ясиным я прислушиваюсь:       
         «Стоит упомянуть и более фундаментальный фактор – торможение российской экономики, которое началось в конце 2011 года ввиду падения инвестиционной активности. А это падение стало следствием недоверия бизнеса к российским властям и к их экономической политике, незащищенности прав собственности, отсутствия независимого суда и верховенства права. Здесь ничего в лучшую сторону не изменилось, то есть «фоновое» сокращение инвестиций продолжится».
           Далее он же:
              «В 2013 году рост инвестиций составил 0%, в текущем году они сокращаются примерно на 3%. Даже если в 2015–2016 годах этот показатель не снизится дальше, то устойчивого роста российской экономики ожидать не следует. (Возможно, в следующем году поставки по гособоронзаказу вырастут еще на 20–30%, удержав ВВП от глубокого падения, но с точки зрения экономического развития эти расходы государства бессмысленны, у них нет мультиплицирующего эффекта)». 
          И его же мнение, что делать:
             «…3. Отказ от государственно-монополистического капитализма, движение в сторону политической и экономической конкуренции, независимого суда. Единственный сценарий, который может выправить движение российской экономики, но неприемлемый для руководства страны, поскольку в очень короткой перспективе лишает его монополии на власть».
         То есть… Рассчитывать на лучшую долю нам вроде уже как и не приходится. Видимо права патриотическая журналистка «Комсомольской правды» Ульяна Скойбеда, радующаяся нашему возвращению «Back in the USSR», где мы будем штопать колготки, варить клейстер и строгать мебель, затокрымнаш…
         Да… Крым и санкции только катализатор. Так или иначе мы бы все равно скатились. Только медленнее..
          Пожили лет пятнадцать- двадцать по человечески и все, хватит, говорят. Детей жалко. Я-то в совке полжизни прожил, как-нибудь и остаток лет доживу, а они-то к хорошему привыкли…

1 комментарий:

  1. "экс-зам.главы Центробанка Сергея Алексашенко, к чьему мнению наряду с Кудриным, Сониным, Ясиным я прислушиваюсь". С этими ребятами мы тоже далеко не уедем. Та же вода, только с другого борта. А инвестиции нужны. И спровоцировать их можно. Только некому.

    ОтветитьУдалить