среда, 5 февраля 2014 г.

Московское княжество и его колонии

          Эта статья является частью статьи «Много ли проку с колоний».
          Рассмотрим территорию Восточно-Европейской равнины, которая в первом тысячелетии постепенно заселялась мигрировавшими с территории нынешних Германии и Польши славянскими племенами.
          После создания Киевской Руси часть этноса продолжила мигрировать в северо-восточном направлении, в сторону междуречья Волги и Оки, заселенного финскими племенами. Полагают, что в связи с малой заселенностью этих мест, колонизация славянами новых земель происходила без конфликтов с местным населением.
           В отличие, скажем от колонизации англичанами Северной Америки, где первопоселенцы встретились с местным населением, имевшим кроме прочего и такую национальную забаву, как снятие скальпов с лиц, не относящихся к их племени.
           То есть, это безусловно, колонизация, но мирная. При том происходила ассимиляция пришлых славян с местным финским населением.
           А изобилие незаселенной лесной территории, применение подсечно-огневого земледелия, непродолжительный в годовом цикле период сельскохозяйственных работ способствовали, согласно В.О.Ключевскому. выработке не самых лучших черт национального характера.
          Не только Ключевский, некоторые другие историки также полагают, что «национальный характер великоросса», отличный от европейского, к которому были близки жители Киевской Руси, начал формироваться на северо-востоке, в Руси Владимиро-Суздальской еще до прихода завоевателей с востока.
          На Северо-Востоке городская, торговая Киевская Русь превращалась в сельскую земледельческую Великороссию…
          Потом в середине тринадцатого века на Восточно-Европейской равнине появились так называемые «монголо-татары», захватившие и ограбившие ряд городов, как Северо-Восточной, так и Южной Руси, вторгнувшиеся в Польшу, Чехию, Венгрию, дошедшие до Адриатики…
           Правда, изображенные на польских гравюрах завоеватели внешним обликом и одеждой мало походят на монголов, как их принято изображать в России, а вот на самих русских они похожи очень. Но не будем поминать Фоменко и Носовского всуе…
          Итогом этого нашествия, наряду с коллоборационистской позицией «святого и равноапостольного» князя и коммерческой организации, религиозные чувства представителей которых в современной России охраняются законом, явилось установление режима управления, именуемого «монголо-татарским игом». Которое длится в России уже почти восемьсот лет и называется сегодняшними кремлевскими «монголо-татарами» вертикалью власти.
          Правители колонии, ну или улуса Золотой Орды получали ярлыки на княжение, выдаваемые в городе Сарай, что в низовьях Волги. На основании этого ярлыка собирали дань с земель Северо-Восточной Руси.
          В первой четверти четырнадцатого века в результате борьбы за эти ярлыки между прозападно ориентированными тверскими князьями и князьями московскими, а персонально внуками «святого и равноапостольного» Юрием и Иваном, ярлыки стали выдаваться преимущественно московским князьям.
          Младший из названных внучков, Иван Данилович с погонялом Калита, что означает мешок с деньгами, показал грядущим потомкам пример правильного несения государственной службы.
          Т.е., будучи секретарем московского обкома, назначенным золотоордынским генсеком, по должности обязан был собирать с земель налоги (дань) и передавать их в низовья Волги, в Сарай. Но, используя попустительство «шестеренок» и «приводных ремней» ордынской «вертикали власти», значительную часть собранных средств оставлял лично себе.
          На утаенные от работодателей денежки прикупал земли вокруг Москвы, а также захватывал их военным путем. Ту же политику продолжили его потомки, в результате чего Московское княжество постепенно разрасталось и разрасталось.
          Процесс разрастания Московского княжества вполне можно назвать колонизацией, далеко не все русские желали добровольно идти под власть московского князя, унаследовавшего от своих восточных друзей режим управления, который можно называть восточная деспотия, можно «монголо-татарское иго», а можно, как нынешние кремлевские правители «вертикаль власти».
          То есть. «Московские»- это тоже русские. Но из всех русских- наиболее «монголо-татарские» русские. Другие русские вовсе не желали становиться «московскими». Или «монголо-татарскими». Их заставляли силой…
          Так, военным путем была завоевана Новгородская республика, и кроваво подавлено сопротивление в ней. То же в отношении Пскова, на протяжении веков бывшего самостоятельным, но тяготевшим к Великому княжеству Литовскому и Русскому.
          Земли этого княжества, заселенного преимущественно русскими, позже прозванными украинцами и белорусами, также были колонизированы Московским княжеством. И не надо за Переяславскую Раду. После нее была битва под Конотопом, гетман Мазепа, разгон Запорожской Сечи…
          А сейчас майдан… Ну, не хотят люди, в в генетической памяти которых магдебургское право, жить под московскими «монголо-татарами»…
          В 1480 году после стояния на Угре «агентами госдепа», ордынскими либералами и демократами была развалена Орда («такую страну развалили!!!» (С), к тому времени считавшаяся уже не Золотой, а не то Белой, не то Синей, согласно изысканиям сына «монахини и блудницы». Дань Москва платить перестала, но «монголо-татарское иго» никуда не делось. Просто теперь главный «монголо-татарин» сидел в Кремле…
          А кроме того, также, как в Испании конца пятнадцатого века после победы над арабами, образовалась масса ничему кроме мордобоя не обученных людей, именуемых вышеозначенным сыном «пассионариями». Которых надо было срочно чем-то занять.
          Изабелла Кастильская и Фердинанд Арагонский, как известно, сплавили кодлу своих кортесов и писарро за океан завоевывать золото для короны. Что, в конечном итоге, прибылей Испании не принесло, а лишь оттеснило ее на позиции второразрядной европейской державы.
         Ибо, как я писал в статье «О халявноми человеческом ресурсе» халявный ресурс обычно ведет к стагнации, поскольку воспитывает в жителях государства привычку жить халявой, а не собственным трудом.
         Россия, к сожалению, пошла тем же путем, что Испания. Экстенсивным. Или халявным. Путем захвата новых территорий. Отправив собственных ермаков и ерофейпалычей завоевывать мелкие татарские княжества, обломки некогда великих разноцветных орд.
         На Запад, Север и Юг расширяться было проблематичней, военные противники достаточно серьезны. Набеги на соседей, особенно южных, безусловно, совершали, в частности, донские и запорожские казаки нехило грабили окрестности Стамбула.
          А вот продвижению на Восток препятствий было меньше. Во-первых, малочисленность противостоящих племен. Которые, к тому же, порой охотно переходили из-под власти правивших ими татарских ханов, Кучума, к примеру, под длань московского царя.
          Во-вторых, преимущества в вооружении. В Европе из феодализма, магдебургского права, протестантской религии прорастал капитализм с его техническими усовершенствованиями, в Россию, в обмен на сибирских соболей поступало огнестрельное оружие и даже артиллерия. У сибирских ханов такого оружия не было…
          Продвижение на Запад и Юг, безусловно, тоже было, но там территориальные захваты оказались менее значительны.
          В восемнадцатом веке захватили на Юге Новороссию и Крым, на Западе часть Польши.
          В девятнадцатом веке Финляндию, Северный Кавказ и Среднюю Азию.
          И не надо сказок о «добровольных присоединениях», трехсотлетия которых пышно отмечались при Брежневе.
          При «присоединениях» кровь лилась везде. Сопротивлялись и ханты с манси, и якуты. И татары Кучума на Иртыше не братались с казаками Ермака, как русские с американцами на Эльбе.
          И на Северном Кавказе долго еще, вплоть до нашего времени, матери пугали детей генералом Ермоловым…
          И «чудо-богатыри» Суворова зверствовали в предместье Варшавы Праге, подавляя польское восстание, убивая женщин и детей. Справедливости ради, отметим, что это «эксцесс исполнителя». Сам Александр Васильевич отдавал приказ «с бабами не воевать»…
          Один из участников штурма Праги Фон Клуген вспоминал: «…наши солдаты, врываясь в дома, умерщвляли всех, кто им ни попадался… …У моста настала снова резня. Наши солдаты стреляли в толпы, не разбирая никого, и пронзительный крик женщин, вопли детей наводили ужас на душу… …„Нет никому пардона!“— кричали наши солдаты и умерщвляли всех, не различая ни лет ни пола…»
          Другой участник штурма, Лев Энгельгардт: «До самой Вислы на всяком шагу видны были всякого звания умерщвлённые, а на берегу оной навалены были груды тел убитых и умирающих: воинов, жителей, монахов, женщин, ребят… …умерщвлённых жителей было несчётно.»
          Теперь о колонизации Сибири. Еще в 1558 году Григорий Строганов обратился к великому князю Московскому Ивану Третьему с просьбой санкционировать колонизацию земель восточней реки Камы до реки Чусовая, где Строгановым удалось основать форт Соликамск с пушками и солдатами.
           Конфликтов с местной народностью манси было немерено, ибо русские облагали их пушной данью, что тем не сильно нравилось. Пытались русские и стравливать местные племена меж собой. Зырян, например, нанимали для борьбы с манси.
          Союзниками манси были сибирские татары, для военных действий против которых Максим Строганов нанял отряд казака Ермака, в котором по разным оценкам было от 800 до 3000 человек, состоял он из коми-зырян, западноевропейских наемников и казанских татар.
         Как отмечено выше, у Ермака было преимущество в наличии огнестрельного оружия. Цитата из Семена Ремизова «История Сибирская»:
« В 1583-м году ехал Ермак в низовья реки Иртыша, ходил войной на Кодские городки… …и ясак с них собрал... …А на Паченке такой жестокий бой был, что озеро Поганое наполнили трупами...»
        Описано и в Интернете, и в исторической литературе. Включение практически всех территорий и народов в состав России носило характер военного завоевания, покорения, подчинения. Это относится к чукчам, якутам, эвенкам, юкагирам, тунгусам, народам Алтая…
        При этом, в отличие от колонизировавших Северную Америку англичан, французов, голландцев «московские» собирали с местного населения ясак. От «монголо-татар» переняли… 
        Было и другое отличие. Поселенцы из Европы ехали в Америку преимущественно семьями. Что подчеркивает мирный характер колонизации. Просто искали свободные земли для занятия сельским хозяйством. И по этой причине смешанных браков с местным населением было крайне мало.
        Казаки же в Сибири брали себе жен из местного населения, крестили детей, и последние становились «московскими». Отсюда, а вовсе не из полумифического «монголо-татарского» ига  в России столь много монголоидов с русскими фамилиями.
         Колонизация семьями пошла уже позже, после отмены крепостного права и при Столыпине. Когда началось переселение земледельцев на свободные земли. На целину, типа…
         Безусловно, «московские» несли народам Сибири и элементы цивилизации. В той мере, в какой были цивилизованы сами. Обучали грамоте, земледелию…
         Но шел и обратный процесс. Пришлые с запада «московские» перенимали у местного населения их обычаи и модель поведения, несколько опускаясь таким образом, по лестнице цивилизации. Об этом написано у В.Г.Короленко…
        В США при колонизации Дикого Запада, согласно Ф.Тернеру, «пионер», ступив из вагона поезда, пересаживался в каноэ, надевал мокасины, учился издавать индейский боевой клич и снимать скальп… Но европейскость свою не забывал. И таким образом, выковывалась новая нация- американская…
         В России было популярно сравнение колонизации Запада в Америке и Сибири в России. Члены кружка сибирского землячества в Петербурге в шестидесятые годы девятнадцатого века рассматривали Сибирь, как колонию и призывали к ее отделению от России по примеру США, за что были осуждены на каторгу.
        Но в колонизации «московскими» Сибири и американцами Запада много отличий. В США мигранты- свободные люди, по собственной воле отправившиеся на Запад, чтобы стать независимыми землевладельцами и предпринимателями.
         В России мигранты- либо беглые крепостные, либо ссыльные. В начале двадцатого века Столыпин отмечал, что за триста лет в Сибирь перебралось 4,5млн. русских, а после отмены крепостного права- 3 миллиона.
         В год переселенческого пика при Столыпине в 1908 году в Сибирь переехали 650 тысяч человек.
        Запад США заселялся куда динамичнее.
        Почти одновременно в середине девятнадцатого века было обнаружено золото на реке Лене в районе Бодайбо и в Калифорнии, Сакраменто. В США началась «золотая лихорадка», число старателей за несколько лет достигло 100 тысяч человек, Сан-Франциско превратился из маленького поселка в крупный город.
        То же происходило и в других штатах, где обнаруживалось золото. Так, в Неваде возник город Вирджиния-сити с роскошными особняками, отелями, театром…
        Постепенно процесс добычи механизировался и на месте многочисленных старателей- одиночек возникали акционерные общества. Кстати, строительство железных дорог на Запад США тоже осуществлялось акционерными обществами, без участия государства. В отличие от России.
        По Марку Твену и другим акционерные общества, также, как общества по строительству железных дорог, создавались самими переселенцами, копателями одиночками. Которые скидывались порой по доллару, создавая те самые компании.
        Участие государства в США заключалось в том, что земли под строительство железных дорого раздавались бесплатно по закону Моррила от 1862 года.
        В Сибири горное дело стало развиваться на Алтае и в Нерчинском крае в восемнадцатом веке. Заводы по выплавке серебра, свинца, меди были основаны Демидовым, в середине века перешли к государству. Работали на заводах преимущественно крепостные.
        Рядом с сереброплавильным заводом вырос город Барнаул, но процветающим городом, в отличие от Сан-Франциско, не стал, был казенным городом с крепостным трудом.
        Только рядом с казармами и бедными крестьянскими избами появились богатые дома горных инженеров и чиновников.
        В Нерчинском крае серебро добывали трудом каторжников. Почти все заводы также принадлежали "кабинету". Американский путешественник Джордж Кеннан, побывавший там в 1880-е годы, был поражен неэффективностью производства, воровством чиновников. По его мнению, инициативный американец с небольшим начальным капиталом мог бы за несколько лет удвоить, если не учетверить мощности приисков.
        В том и отличие капитализма адамосмитовского, свойственного «цивилизации Белого человека» от государственно-монополистического, или, по Марксу, азиатского способа производства.
        С отменой крепостного права государство лишилось дармовой рабочей силы и продало часть рудников акционерным обществам. Но бОльшую часть работников составляли ссыльные, и механизации на приисках практически не было. Условия труда были очень тяжелыми, рабочие не выдерживали более одного года.
         Отличие между Россией и Америкой также в структуре частного капитала. Если частное горнодобывающее предприятие на Диком Западе создавалось многочисленными акционерами, свободными людьми, скидывавшимися по одному- нескольким долларам, то в России собственность на рудники просто переходила из рук государства «своим людям», чаще тем же государственным чиновникам.
        Именно поэтому открытие месторождений золота и других ископаемых на Западе США способствовало быстрому расцвету региона- около рудников строились города, в которых лично свободными гражданами, а не государством, создавались театры, отели, университеты… да и публичные дома с казино тоже…
        В России богатели только чиновники и подконтрольный им бизнес.
        Сельскохозяйственное освоение Сибири началось с восьмидесятых годов девятнадцатого века, после отмены крепостного права, когда, будучи освобожденными без земли, крестьяне двинулись в поисках этой земли в Сибирь.
        Как в США, так и в России переселение происходило не в одиночку, а общинами. Но между российской и американской общинами существовали огромные отличия. В Америке это было сообщество лично свободных людей, договорившихся между собой о принципах взаимодействия.
        Если данная община не устраивала кого-либо, он имел полную возможность покинуть ее, перейти в другую.
         В России община основывалась на древних правилах общего равенства, можно сказать уравниловки. В сибирской общине сохранялся вынесенный из России принцип круговой поруки и равенства в податях и повинностях.
        Лишь в начале двадцатого века Столыпин стал проводить политику выделения хозяйств из общин, поощрять предпринимательскую инициативу в сельском хозяйстве. Но раздаваемая земля все равно оставалась государственной собственностью.
         По инициативе Столыпина в 1909 году был подготовлен закон о передаче земель в Сибири в частную собственность крестьян, однако принят так и не был.
          В США не было никакого государственного патернализма в отношении «пионеров» переселенцев. Приветствовался захват свободных земель в частную собственность, так называемое скваттерство.
          В итоге Запад США был достаточно быстро освоен и уже к концу девятнадцатого века догнал Восток по уровню развития. А после Второй мировой во йны и превзошел его.
         В России же, несмотря на завоевание Сибири уже много веков назад, освоения ее так и не произошло. И именно по причине подавления частной инициативы граждан, как в дореволюционной России, так и позже.
        Николай  Бердяев начале двадцатого века писал: "Огромные пространства легко давались русскому народу, но нелегко давалась ему организация этих пространств..." Философ указал и на причину: "Огромная, превратившаяся в самодовлеющую силу, русская государственность боялась самодеятельности и активности русского народа, она слагала с русского человека бремя ответственности за судьбу России... Он должен, наконец, освободиться от власти пространств и сам овладеть пространствами... Государство должно стать внутренней силой русского народа, его собственной положительной мощью, его орудием, а не внешним над ним началом, не господином его".
         Сравнение колонизации Сибири и американского Запада позволяют сделать вывод об их радикальном различии. Российская колонизация, - экстенсивная, проводимая государством, представляла движение вширь без качественного преобразования пространства. Она замедлила модернизацию России. В отличие от русской, интенсивная американская колонизация стимулировала экономические и социальные достижения США.
          Таким образом, «богатство России приросло Сибирью», и по сей день добываемые на территориях, завоеванных в шестнадцатом- восемнадцатом веках нефть и прочие ископаемые, как соболя в прошлые века, составляют основу бюджета страны.
          В то время, как в странах, богатых не природными, т.е., «халявными», а человеческими ресурсами, производят то, что у нас именуется наукоемкой продукцией. А мы у них на нефтяные деньги это покупаем.
          И Россия, с ее восточными колониями, а что это иное, как ни колонии, как и Испания в свое время, экономическое соревнование странам, богатым человеческим ресурсом, вполне очевидно проигрывает…
          Что опять же подтверждает правило: для успеха экономики важны не природные ресурсы, важна работоспособная модель экономики и наделенные предпринимательским даром люди.
          Чем больше в стране джобсов, возняков, гейтсов, бринов, а также чичваркиных, тиньковых, ходорковских и прочих и меньше надежд мухаметзяновых (гуглите, кто не знает), тем более эффективна экономика страны.
           А природный ресурс дело стопиццотое… В Японии ресурсов почти никаких, в Сингапуре аж питьевой воды нет, а поди ж ты…
           И чего?.. А того. Покуда в национальном характере «взять все да поделить» (С) не сменится на «работать, значит молиться» (С), суждено народу и стране быть цивилизацией отстающей. В лучшем случае догоняющей…
          Отдельно можно было бы коснуться колонизации преемником царской России- Советским Союзом Восточной Европы, длившейся около пятидесяти лет. И мечтах кремлевских «монголо-татар» о захвате пространств до Атлантики, создания лионских., гаагских, брюссельских и прочих обкомов КПСС…
         «А мы еще дойдем до Ганга,
           А мы еще умрем в боях.
           Чтоб от Японии до Англии
           Сияла Родина моя
           Но это уже совсем другая история…

1 комментарий: