понедельник, 29 февраля 2016 г.

Развилки истории. 1985 год

          СОДЕРЖАНИЕ:
         1985 год
         1990 год
         1991 год
            1993 год
            1996 год
            1997- 1999. Последняя развилка и начало конца

           Итак, об альтернативной истории России. If- go to, начиная года с восемьдесят пятого. Что было до того в статьях:
           «Славное трехлетие»;
           10 марта 1985 года заканчиваются мучения абсолютно недееспособного Константина Устиновича, чей труп незадолго до того показали голосующим на избирательном участке, устроенном прямо в его больничной палате. Генсеком становится совершеннейший пацан по советским меркам, пятидесятичетырехлетний Горбачев, по легенде в тот же вечер сказавший Раисе Максимовне перед сном: «Так дальше жить нельзя».
            А если бы?.. Хотя Михалсергеич и был протеже Андропова, выбор его вовсе не был предопределен. Главным мог стать и Гришин, и Романов. И что тогда?..
           Тогда продолжение брежневского курса на ничегонеделанье, или, как рассказывалось в старом советском анекдоте, какой правитель что стал бы делать, если бы обнаружил, что на пути поезда, идущего в коммунизм, разобраны рельсы.
           Ну, Ленин субботник бы организовал, Сталин железнодорожников расстрелял, чего Хрущев не помню, а Брежнев: «Давайте занавесочки на окнах задернем и дальше поедем…»
           То есть. И при Романове, и при Гришине задернули бы занавесочки на окнах и продолжали бы ехать дальше, рассказывая каждый день по телевизору, как в те далекие времена называли зомбоящик, об ошеломляющих успехах советской промышленности и небывалом росте жизненного уровня трудящихся союза нерушимого республик свободных.
           В Москву из ближайших областей продолжали бы ездить «длинные, зеленые, пахнущие колбасой». Кстати, если не ошибаюсь, в начале восьмидесятых на площади «трех вокзалов», тогда Комсомольской, а сейчас Каланчевской, что ли, построили огромный универмаг «Московский» с продовольственным магазином, дабы приехавший народ далеко от вокзалов по первопрестольной не шастал.
           Наше катастрофическое отставание от цивилизации во всем кроме ракет, танков и ядерных боеголовок продолжало бы усугубляться, со временем оно бы коснулось и военной сферы, ибо микроэлектронику, на уровне хоть как-то сопоставимым с мировым, СССР делать не умел, равно как и сегодняшняя Россия.
           Антиалкогольная кампания началась бы независимо от того, кто был у власти, эту идею с подачи академика Углова проталкивали Соломенцев и Лигачев еще до Горбачева. То есть, «водочные» деньги из бюджета бы пропали. А осенью восемьдесят пятого лишились бы еще и нефтяных, решение Саудовской Аравии об увеличении добычи проталкивалось американцами тоже задолго до Михаила Сергеевича.
           По любому, кто бы не правил, страна оставалась без денег, только при Гришине и Романове падение, возможно, было бы не столь стремительным. Тот же голодный девяносто первый наступил бы годков на несколько позже. Но и длился бы дольше, ибо, при Горби варианты реформ хотя бы обсуждались, а в случае геронтократов, о них никто бы и не заикался.
            Главным достижением Горбачева была демократизация и политика гласности, в экономике изменения шли гораздо медленнее. Когда нам разрешили открыть рты, мы стали говорить, что мы в политической и экономической заднице. Договорились до того, что изменения в экономической сфере начались, а уж после смены власти приняли радикальный характер.
            В случае же генсека Гришина или Романова, несмотря на то, что товары с прилавков исчезли бы точно также, как при Горбачеве, но несколько позже, об этом не говорилось бы и не писалось. Продолжали бы ехать с задернутыми занавесочками. А причины «временных трудностей», как назывался бы в этом случае коллапс экономики, объяснялись закончившейся пятьдесят лет назад войной и происками Запада. Хотя в верхушке власти вызревал бы, наверное, новый Горбачев. Или Косыгин.
           ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

3 комментария:

  1. Анекдот приведен весьма неточно: Ну, Ленин субботник бы организовал, Сталин железнодорожников расстрелял, чего Хрущев не помню, а Брежнев: «Давайте занавесочки на окнах задернем и дальше поедем…»
    Хрущев бы засеял окружающие поля кукурузой и сказал жить здесь, а Брежнев - задернуть занавески и делать вид, что поезд едет, раскачивая вагоны...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да я написал, что про Хрущева забыл.
      А про Брежнева Ваша версия точнее...

      Удалить
  2. Вот так до сих пор и раскачиваем. Многих (по "опросам" около 90%) уже сильно укачало :)

    ОтветитьУдалить